Видеооператор

Примеры Текстов Печать E-mail

http://www.stihi.ru/2008/11/23/1219

ТЕКСТ 1:

История, с которой Вы ознакомитесь на страницах нашей газеты, весьма необычайна и смахивает на фантастический роман. И, тем не менее, она имеет место быть.

22 декабря 1936 года. «Москва, Кремль, Лично. Срочно. Докладывает оперативный сотрудник Самсон. Получены три производные объекта 1.»…

Дальний Восток. Хабаровск.
Морозный ветер обжигал горло и лёгкие, бегущего мимо покосившегося дощатого забора, не по сезону наряженного человека. О
детый в костюм гражданин, проваливаясь в хрустящие сугробы и матерясь, бережно прижимал левой рукой к груди, серый бумажный свёрток - пакет. В правой он держал маузер.
Добежав до дома, с табличкой 47, мужчина обернулся, и словно неловко поскользнувшись, упал, уткнувшись в обледенелое, высокое, деревянное крыльцо. В это же самое мгновение пальцы упавшего, нащупав и отодвинув, только одному ему известную доску крыльца, быстро засунули в образовавшийся проем, сжимающий до этого ими пакет. Не поднимаясь, мужчина достал из внутреннего кармана ещё один, точно такой же серый бумажный свёрток, вскочил и снова бросился бежать.
Ровно через сто пятнадцать шагов бежавшего остановят, якобы для проверки документов. Гладко выбритый патруль из трёх красноармейцев сразу же вызовет у него неприязнь.
Шесть выстрелов прозвучат как отрывистая барабанная мелодия, которая будет последним, что услышит спешащий к Оперативному сотруднику «Самсон», гражданин РСФСР, Илья Жохин. Три выстрела, успеет сделать сам Жохин, и три сделают «липовые» красноармейцы.
Всех четверых, вместе с оружием и серым, невзрачным бумажным свёртком – пакетом, утром найдут спешащие на работу сотрудники мелкооптового кооператива «Заря».
На следующий день закроется сам кооператив. Ещё через два дня, избитый и окровавленный, главный бухгалтер кооператива Терентий Васильевич Анченков, признается, что именно он подобрал и спрятал в портфеле, торчавший из под убитого серый свёрток, полагая, что в нём находятся деньги.
Бухгалтер принял произошедшее, как нападение на финансового курьера.
Ещё через сутки будут приняты показания жены бухгалтера Зинаиды Диментьевны, вскрывавшей пакет и не обнаружившей в нём ничего, кроме пакета с соевыми семенами.
Будет задержан, арестован и под усиленным конвоем, отправлен в Москву дворник Акра Ицхан Михейк, съевший эти семена, в варёном виде, за ужином, в дворницкой, в день нападения.
В самой Москве и в Хабаровске будет арестовано более десяти оперативных сотрудников и Сам Товарищ Сталин, лично, ознакомится с результатами специального вскрытия дворника. Сгинут бесследно в лагерях и бухгалтер, и его жена, и их дети.
Будут допрошены и отправлены на стройки Народного Хозяйства ещё несколько десятков граждан, так или иначе, имеющих отношение к данному ночному происшествию, и просто оказавшихся не в том месте, в не то время.
В Хабаровск, прибудет весёлый, мускулистый, с широким лбом, васильковыми глазами и белокурыми кудрями, молодой следователь из Ленинграда, в форме майора НКВД, наделённый огромными, неограниченными полномочиями. Следователя будут сопровождать пятеро одинаково молчаливых, высоких крепышей, в модных костюмах, с оттопыривающимися бортами пиджаков.
И все посвящённые, сопоставившие эти факты, поймут, случилось что – то очень важное. Что – то настолько важное и особое, что безотлагательно задействована самая безжалостная и самая умная, хитрая и суровая машина власти.
Задействован специальный отдел «Ю».
Отдел «Ю» был сформирован в 1933 году. Он подчинялся лично «Хозяину». «Хозяином», за глаза, называли Иосифа Виссарионовича Сталина. Собственно говоря, и название отдела – отдел «Ю», тоже было засекреченным. Формированием его занимался лично бывший сотрудник контрразведки атамана Краснова под псевдонимом «ЁЖ».
«ЁЖ» попал на глаза и зубы чрезвычайного уполномоченного ВЦИК Сталина, ещё в гражданскую войну. Именно тогда, на Царицынском Фронте, в голодные и лихие годы всеобщей Российской междоусобицы, Сталину пришлось допрашивать «Ежа» и узнать о существовании тайны, просто «Исторического значения».
Эта Фраза, «Историческое значение», как и тайна, принадлежали «Ежу» по праву развала Великой Российской Империи. Именно «ЁЖ» был «наследным» владельцем одной из загадок, разветвлённого международного шпионажа, в котором определённую долю сети держало Царское правительство.
Да и тайна, что тайна, цена была бы ей копейка, без одного маленького документика, без маленького кусочка, без крошечного, скрюченного временем пергамента.
А когда разорвал «ЁЖ» на глазах у товарища Сталина подкладку своего грязного, обтёртого об революционные матросские сапоги, френча . Когда достал он этот пергамент и протянул его своему собеседнику. Тогда и округлились у Иосифа Виссарионовича глаза, чего за ним отроду не водилось. Ибо был будущий вождь Мирового Пролетариата либо невозмутим и спокоен, либо зол и гневен, а вот греха удивлений за ним уже не числилось, слишком бурной и сплетенной была нить предыдущей жизни. А ведь было чему удивляться. Маленький пергамент вместе с рассказом «Ежа» предлагал ни много не мало вечную жизнь и вечную молодость.
Всего – то надо было принимать ежедневно по столовой ложке соевого растительного масла. Правда, не просто соевого, а выжатого из особых семян. И семена были не в заморских странах, а в своей Матушке России. И даже путь к ним на пергаменте указан был. Ну, хоть бери автомобиль, пару эскадронов и отправляйся в дорогу. Расширяй и множь молодость да вечность борцов Мировой Революции. Только в этот самый удачливый момент и начинается полная загадок, происшествий, приключений, «особой важности» и «секретных» документов наша «Соевая» история. Потому как именно в этот момент угораздило пролететь над штабным вагоном, на своём аэроплане, вестника мировой буржуазии поручика Искотова Альберта Михайловича, кавалера Георгиевского офицерского креста.
Сбросил поручик Искотов, под звук мотора и матерную песню собственного исполнения на зелёный вагон, где допрашивался «ЁЖ», подарок от белого атамана Дутова, в виде небольшой бомбы. Взрыв был мощный и оглушительный. Потерявшего сознание, Иосифа Виссарионовича санитары привели в чувство только через два с половиной часа.
За это время случилось не поправимое.
Исчез «ЁЖ». Вместе с ним исчезла половина пергамента с картой и координатами.
Всё было и рухнуло в один момент.
Подарок фортуны - судьбы улыбнулся и превратился в безжалостный оскал революции.
История продолжалась.
Её спираль раскручивалась, словно жадная воронка, захватывая всё новых и новых героев.

ТЕКСТ 2:

… На плечах Лондона лежал плотный туман. На Бэйкер-стрит, всё так же, как прежде, отпугивая его жёлтое смоговое покрывало от окна, потрескивали дрова в камине, когда, повернув ко мне своё лицо, Шерлок Холмс произнёс: «Послушайте, Ватсон, как Вы относитесь к России?»
- «Ничего не могу ответить на Ваш вопрос, Холмс. До сегодняшнего дня я вообще не вспоминал о её существовании чаще, чем раз в полгода, да и то, лишь когда эта страна попадала в передовицы «Лондон Таймс».
- «Придётся Вам узнать о ней поподробнее, мой добрый друг. Мало, того, я хочу сообщить Вам, что не позднее, чем завтра мы ближайшим рейсом вылетаем в эту загадочную страну, и не куда нибудь, а в Восточную Сибирь. Кстати, поспешите открыть двери. Мой старый и добрый друг, Премьер министр Великобритании, сэр Уинстон Черчилль, лично приехал, чтобы вручить нам билеты и произнести напутственное слово. Да, и скажите Миссис Хадсон, что я прошу подать чаю».
- «Мистер Шерлок Холмс, мистер Ватсон, к Вам мистер Черчилль». Миссис Хадсон успела открыть двери раньше меня, что дало мне определённый шанс лишиться на остаток дня её доброго расположения.
В комнату, не спеша, вошёл полный джентльмен с сигарой во рту.
- «Джентльмены, здравствуйте. Позвольте мне быть кратким. Вы знаете, что именно сегодня, когда мы, наконец, дождались укрепления связи с нашим давним напряжённым соседом Россией, нам как никогда важны, эти самые связи. В общем, господа, в России есть населённый пункт называющийся Хабаровск. И именно в этом населённом пункте, Членами международного синдиката, куда входят два гражданина Англии, выкраден трейлер с продукцией одного из местных заводов. Они выпустили пробную партию какого – то необычного Соевого Масла. Впрочем, вы получите полный отчёт наших агентов. Возможно, русские, как всегда опередили мир и время. Им часто удаются лучшие открытия в области пищевой индустрии. В общем, Вы понимаете, меня джентльмены. На нас всех легло неизгладимое пятно позора. Не исключено, что Правительством России, данное преступление будет оценено, как попытка срыва дружеских отношений. В прочем, я не сомневаюсь, что с Вашим талантом к раскрытию подобных случаев, мы не только реабилитируем себя, Но и выясним, кто за всем этим стоит. Уфф».
Черчилль вытер вспотевший лоб и нервно уронил пепел с сигары прямо на ковёр. Что не ускользнуло от глаз Миссис Хадсон. Ох, не дождаться нам сегодня чаю, подумал я. Как бы этот пепел не принёс нам дырку.
- «Вы правильно, сделали, что обратились прямо к нам, сэр. Мы с доктором Ватсоном, пожалуй, возьмёмся за это дело. Однако, по вашему виду и некоторым другим признакам, я вижу, что Вы не рассказали нам некоторых явно важных деталей. Давайте будем откровенными до конца». Шерлок Холмс пододвинул Черчиллю черепаховую пепельницу для сигар.
- «Вы правы, как всегда, мистер Шерлок Холмс. Я много слышал о Вашем методе дедукции и о том, что от Вас ничего не возможно скрыть. Есть некоторые составляющие Вашей поездки, которые Возможно дадут Вам некоторые неудобства и ограничения. Во первых, мы вынуждены отправить с Вами журналиста. Он, вернее она будет освещать весь ход расследования. Я предвижу Ваше недовольство Холмс, но войдите в наше положение. Мы с радостью отказались бы от услуг газетчиков, но всё зашло уже слишком далеко, и завтра журналы всего мира уже заговорят со своих полос об участии англичан в международном заговоре. Мы вынуждены показать свою лояльность и лично Её Величество, Королева Англии просит Вас пойти нам и прессе навстречу. Второе. Как сообщила нам русская полиция, Вас будут встречать в Хабаровске её тайные агенты. Некто Воробьянинов и Бендер. Это вторая нагрузка, которую Вам придётся всюду таскать с собой. Я просто надеюсь, что данные факторы не повредят Вашему расследованию, а наоборот всячески помогут ему, тем более, господин Воробьянинов довольно сносно говорит по английски, а мисс Апрель по Русски. Кстати, позвольте Вам представить: Мисс Апрель, начальник отдела международных криминальных новостей «Лондон Таймс». Уфф.»
На этот раз пепел упал в черепаховую пепельницу. Миссис Хадсон, ушла на улицу готовить все таки чай, а я и Шерлок Холмс уставились на вышедшее из за широкой спины Сэра Уинстона Черчилля, хрупкое, белокурое чудо, лет двадцать восьми, с длинными каштановыми ресницами. Именно в этот момент мне показалось, что нашу квартиру на Бейкер – стрит навсегда покидает уже слишком долго задержавшаяся в ней, последняя холостятская жизнь, всё ещё принадлежащая моему другу Холмсу.
-«Здравствуйте, я, Апрель Хьюстон, мою должность Вам уже назвали. О себе могу только добавить, что я родилась в Лондоне, имею большой опыт подобных командировок, в своё время закончила в России двухгодичные курсы политологии, не замужем и не отношусь к числу экзальтированных дамочек, падающих в обморок по каждому случаю, к тому же я уже более пяти лет занимаюсь борьбой джиу-джитсу. По ходу расследования я буду делать различные записи, впрочем, Вы всегда сможете их предварительно, перед публикацией рецензировать, но исключительно для того, чтобы следственные тайны не помешали расследованию. После его окончания я опубликую все записи полностью. Надеюсь на Ваше понимание». Журналистка, слегка укусила нижнюю губу, что выдало её нервность, но исключительно быстро справилась с собой и присев на старое, доброе, викторианское кресло, коричневой кожи, вытащила блокнот и ручку.
Держись, Холмс, держись. Та ещё штучка. Кстати добавить, я в душе был абсолютно не против женского общества в поездке. Придаёт некоторый ореол героизма, знаете ли. Есть перед кем распушить перья и вообще. Ну, Вы меня понимаете. Правда и свою жену я бы с удовольствием взял в поездку.
- «Я принимаю Ваши условия сэр. Мы с Ватсоном и Вы, Мисс Апрель вылетаем завтра в шесть часов утра с Россвельского аэродрома. Прошу всех не опаздывать. Сейчас мне хотелось бы ознакомиться с имеющимися документами и желательно в одиночестве.» Холмс был великолепен. Он гордо и сухо попрощался с Черчиллем и Апрель. Хотя какая – то муха его все-таки укусила, я это чувствовал. Кстати, надо выпить чаю, принесённому Миссис Хадсон, а то она непременно обидится. Её я бы точно взял с собой.

Тексты 3:

Рекламные наработки для ресторана «Жемчужина Узбекистана»
(читать первые буквы)

Желанья утолю ,войдя в сады гурманов
Едва раскрыв усладу соловьёв,
Мечты мои ведущих к негам пира
Чашей вина ,налитой до краёв.
Узбекистан средь гурий и барханов
Жасмином праздности счастливого эмира,
Идиллий полного ,вношу как розу,
На сердце минаретов и дворцов,
Ажуром лакомств искусив ( утолив ) природу.

Узнав Восточной кухни красоту,
Заботы суета оставив у порога,
Блаженной пряности раскрыв мечту,
Естественность приятного восторга
Крадусь ( кичусь ) ( клянусь )зажечь с друзьями
Истоками радушного стола.
Снимая жизненные пытки
Таинственность ( томление ) напевными крылами
Алмазом виночерпного глотка
Нальёт веселия напитки ( улыбки )
Альковам задушевного шатра.

Текст 4:

Смотреть Заглавные буквы

Было до жил грустно,
Инок на пустоши людной.
Ломайте меня хрупко,
Арками улицы жуткой.
Йорик Гамлетных судей,
Нимбом над городом – кучей.

Дайте мне чашу истин,
Альковом я вышит прочным.
Ласка до крови личным,
пЪянь, с телом порочным.
Там влюблялись и жили,
Ели навоз и страдали.
Льдами глухими выли,
Елозили и предавали.
Круто солили чужими,
Оставьте их в прошлом подлом.
Мне открываться в гордом,

Вышел, обнявшись с верным.
Ангелом, не суеверным,
Шатаясь живым и бледным.

Сотово – человечный, сим – картосменный,
Осмысленный, смешанный, новый,
Тут смысл отношено – вселенный.
Искал тебя, сутью готовый,
Крутился преданно – венный.

Друг мой, такой надёжный,
Рядом, с сердцем выровненный.
Уютный, уверенно – прочный,
Гимном семье выбранный.

Сдерите кожу с пластика,
Если больно – плечами рядом.
Мы – матрица, новая классика,
бЬём равнодушных парадом
Истин совместного праздника.

Статья 1

Где радость жизни утолить в лучах восторга ,друзьям и щедрости отдавшись без остатка ,раскрывши книгой искушённости и счастья ворота рая опьянённого гурмана как не в усладах ресторана Узбекской кухни - Жемчужине Восточных наслаждений.
Прости меня уставшая стезя унылой серой жизни ,я отдаю себя кругам очарованья пира в музах тончайших звуков и напевов гурий я ,пленён .
Пленён историей походов и дворцов ,глядящих в зеркало великих армий .
Что пыль веков пред мною ,Я – Эмир.
Мне право отдано ,на милости столетий ,своё величье милости дерзать.
Я повелитель древних караванов ,гружённых тёплыми шелками и парчой.
Я отдаю приказы застывшим на покорности стрелкам из луков звёзды поражающим одним мгновением стрелы.
Халаты золотой нитью текущие сквозь рубины и алмазные тверди ,мускулистые бронзовой пыли потные тела ,упивающиеся кровью мечи и тонкие гибкостью сабли ,поступь могучих воинов и повелителей пленённых мною.
Хрипы коней и нежность кружащихся прозрачными шароварами танцовщиц ,в узорных плитах вышивающих танцем любовь и негу предо мной.
Я вылитым золотом монет швыряющий властитель ,я осыпающий всех подданных моих пригоршнями - камнями драгоценных граней и милостями славы и богатства.
Я повелитель среди равных ,тех не шагнувших вслед за мной за стены оазиса Востока ,бледностью истин опорожненные постоянством традиций ,где им понять гудящие криками мужественных и сильных Тамерланов коридоры здания - крепости ,миражом древнего таинства восставшего среди улиц казацкого города.
Я отдаю приказы бешенным ордам и ласковым чернооким ,загадочным наложницам кружащимся историей и мной в истории и пире ,сменяя череду вина и блюд .
Я вечер вырвал из себя ,отдав его – печальный ,скучный вечер дворцу и сказке ,скрывавшимся за шатрами ресторана.
Жемчужина узбекской кухни – ты мне расставила силки и нет мне желания уйти в незапертые двери.
Я жил Эмиром вечер жизни ,я плыл великим победителем вселенной в дорогах вечности.
Я был тем гордым ,дерзновенным властелином ,склонявшим на колени города и страны ,я жил Мужчиной и Воителем и вышел я Мужчиной и Воителем ,я жадность повелителя с собою вынес ,победных всадников ведя ,из памяти вычерпывая силы ,что не кончаются и память моя вечна.
Я вечер лишь отдал ничтожной платой за право быть отныне окутанным величием Востока.
Я возвращусь вновь и вновь туда где я порывом рву поводья белых арабских скакунов и лижет ветер сапоги мои и воинов моих , и лижет руки мои ,и зовёт удача поводья мои и зовёт…,зовёт…

Статья 2

…-Надо ли искать Вам того ,чего нету.
А нет Вам покоя ,нет его ,а я видел их и все они там…

Сигаретный пепел летел ,смешиваясь со снегом ,ложился на дорогую ткань длинного до пола ,тяжёлого кашемирового пальто. Нервные ,чуть тонкие ,сильные пальцы грациозно дотронулись фетра ,небрежно поправляя ,жёсткие поля ,по мужски надвинутой на сталь холодных глаз такой непонятной в городской морозный вечер ,но так идущей ему шикарной стилем ревущих гангстерских тридцатых шляпы.
Беглая тень испугано шарахнулась ,отброшенная лучом шаркнувшего лёд асфальта неожиданного джипа ,выхватив на мгновение лёгкую щетину и изящно коричневые ,словно обожжённые туфли.

-Большая остановка. Ну конечно «Большая» ,они не признают маленьких остановок ,как и маленьких улиц . Это их стиль ,так же как там ,в Чикаго. Самый большой проспект ,самый главный проспект ,чуть в стороне от центра ,самую чуть ,тут больше жизни ,они знают в ней толк они знают вкус.
Их лимузины ,приятель ,их Лимузины и Рол-с – Ройсы пахнут кожей и хромом ,дорогой кожей и дорогим хромом ,и женщинами ,они пахнут очаровательными женщинами .Ты знаешь ,такие тонкие ,словно с поволокой ,почти равнодушные создания.
Это шик ,это особый шик ,не спи
Когда говорят о этих женщинах ,мужчины не спят ,они просто не могут спать в этом блеске ,это брильянтовый блеск ,парень ,это брильянты женщин ,это женщины из брильянтов ,одетые в брильянты ,это не просто женщины ,это платиновая роскошь и поверь ,чёрт побери ,они имеют и платиновую цену.
Это как талисман ,пока он у тебя ,ты на плаву. Дороже этих женщин только одно – твой ствол.
Пока ты жмёшь на курок ,ты жив ,запомни эту истину и никогда не умирай раньше чем ты можешь нажимать на курок и целовать свою женщину…
Я вышел на них по этому запаху.
Запах кожи ,запах платины ,запах брильянтовых женщин ,норковых манто и запах стали ,оружейной стали и пороха ,пороха ушедших пуль и пуль ищущих свои цели.
Они здесь ,они в этом ресторане ,хороший ветер сказал мне ,что они здесь.
Им нужен новый клуб ,вот почему они здесь ,им нужен их клуб ,но надо войти ,мне надо войти ,они должны были взять меня с собой ,они просто не нашли меня ,но оставили мне свой запах ,я Бешенный Пёс, парень и я не обманусь в запахе.
Голландец ,Лаки Лучиано ,Малыш ,Винс…ребята ,я иду… Я иду.

-Нет Вы мне не поверите ,я знаю ,что Вы мне не поверите ,но этот парень шагнул прямо в стену .
Он прошёл стену как плотный слой воздуха ,он просто шагнул в неё и… вот он внутри.
Я бы и сам не поверил ,но окурок его сигареты валялся прямо возле моих ног и запах ,он был этот запах ,я слышу этот запах и я иду ,парень я иду за тобой ,конечно не в стену ,я ещё не умею проходить в стены ,но я умею открывать двери и входить в двери и я иду и открываю двери и вхожу…
Я иду…
Ресторан «ЖЕМЧУЖИНА» Узбекская кухня ,кто бы подумал ,но запах ?
Запах платиновых женщин и пистолетной стали ,и брильянтов и лимузинов и…

Статья 3

Где радость жизни утолить в лучах восторга, друзьям и щедрости отдавшись без остатка, раскрывши книгой блюд взор, затмевающий обилием божественных прелюдий вкуса блаженной искушённости и счастья ,ворота рая опьянённого гурмана, как не в усладах РЕСТОРАНА УЗБЕКСКОЙ КУХНИ-ЖЕМЧУЖИНЕ Восточных наслаждений и утех.
Я отдаю себя кругам очарованья пира в музах тончайших звуков и напевов гурий, я пленён осиным тонким станом изумительных фей танца, качающихся дивными цветами, едва раскрывшиеся бутонов юности и нег, вздымающих покорный предо мною веер ресничных опахал, тая в себе неслыханное чудо желаний и утех.
О, музыканты. обнажившие мне сердце неслыханным доныне миром ,звучаньем струн и барабанов, над шёлком нот возвысившись сплетеньем души и голоса, сжимающие крылья и бросившие в пламенный полёт.
Я таю, таю в водопадах вкусов, пред зовом утонченного лагмана, что обжигает золотом немыслимым бульонов ,тепло Востока ложа на душу, где изобилие изысканного мяса в кругу желанных взору овощей предвоздаёт картину совершенства.
Трепещет мой язык пред тысячами блюд садов искусных рая ,рецептов древних мастеров на ублажении Шахов и Эмиров.
Вот плачущие срезом помидоры в дыхание пламенеющей прохлады на нежном покрывале сыра, слезою оросившем ореховые волны ,набегом бросившиеся кружевом сладчайшим ,в тени манящих поджаристых, орошенных пряностью кунжута и чуткой сласти масла ,дымящихся тендерами веков ,воистину жарящих пальцах рук моих ,мановением повелевших готовность хрустящих нектарных мук возвысившихся башен ,сложенных из лепёшек несравненного лаваша ,таящегося средь нежнейшей баранины шипящей усладным соком ,окутывающей великолепием очарованности ароматом вырывающим спокойствие моё ,заставляя взгляд пожирать пытающие дух восторженной мятежности яства и кушанья услаждающих грёз.
Я таю, таю пред Лукулловым величием ,под шёпотом искрящихся яхонтами ,лалами и рубинами превознесённым счастьем вин ,прелестностью жидких слитков виноградных лоз ,дразнящих покой плывущего мёдом шербета меж чашами дивных и впитавших солнце таинством традиций ,завораживающих осмысленность бытия обнажённых откровенностью пресытной прелести салатов.
Нескончаемые плеяды и рулады горячего и холодного великолепия блюд ,плавящихся на берегах губ ,среди хмельных ручьёв плещущихся в хрустале смеха изумительных непорочностью дев ,влекут меня к открытию РЕСТОРАНА УЗБЕКСКОЙ КУХНИ ,раскинувшегося дивом властным ,дворца поэзии восточных кулинаров.
Я весь во власти нескончаемой блаженности предшествующего пира лечу отдаться совершенству наслаждений вкусов ,я поражён пленённостью идиллий Я ГУРМАН.

( Здесь даны не просто словосочетания, каждый стих, каждая строчка и слово соответствует японскому менталитету, в отличии от множества псевдо стихов под японский стиль.
Например «человек с флагом », это вполне конкретный человек, который водит любую группу японцев за собой, олицетворяя старшего.
В данном «саду стиха» впервые в мире применён сам термин « САД СТИХА», он предлагается Японскому народу и Японской культуре как соответствующая форма, подобная форме « ИКЕБАНА » и форме « САД КАМНЕЙ ».
Также впервые для Японии преподана сама форма « САДА СТИХА », состоящая из нечётного количества стихов новой формы, подчинённых общей идее и в тоже время тематически разных, и отдельного стиха, лаконично довершающего сад и в то же время отличного по содержанию, форме и смыслу от других стихов.
В общем на Ваших глазах Японская Культура приобрела новую форму самовыражения. )

Человек с флагом ведёт меня играть.
Зачем противиться общему мнению и судьбе,
Я иду, чтобы не потерять лицо.
Гостеприимство – путь который надо пройти.


К чему нарушать внешнюю гармонию,
Третий советует сложить икебану.
Пусть цветок игр займёт своё место,
Кем бы он ни был.


Посещая чужую страну,
Я видел благодарность людей.
Как часто часть моей игры,
Становилась миской риса для голодного.
Это долг путешественника.


Мораль не ставит целью переделать человека.
Инстинктивные склонности и порывы,
Остаются в неизменности, связанные сетью.
Связанные до поры и до времени.
Сетью правил подобающего поведения.


Естественность сада – признак его совершенства.
Четыре времени так постоянны.
Естественность постоянства,
Совершенство времени.
На фоне горы.
В саду стиха.