Видеооператор

Сказки Вселенной Печать E-mail

http://www.stihi.ru/2008/12/10/2480

Я помню времена, когда у медведя были крылья, а фиолетовый заяц жил на маленькой планете рядом с Луной.
Тогда река Времени мыла берега Великого Млечного пути, а Южный крест сиял на тонкой шее очаровательной космической принцессы.
Я смотрел на воду, капающую с небес…
Капли неслись вниз и разбивались, бросаясь осколками, вонзающимися в сердца.
Каждая капля-это Вселенная. Кусочки брызг летели, сплетаясь в причудливую мозаику, преломлялись в солнечных гранях, порастали мхом на влажных расселинах, испарялись, проливались дождём, соединяясь, рождали новые капли. Всё имело своё прошлое, настоящее и будущее.
Я видел время, и оно накрывало своей сетью ускользающие волны миров.
Всё протекало, и я выхватил одну единственную каплю из общего потока и принёс её Вам.
Возьмите историю этой капли.
Миф или реальность, сложенная из мириад случайностей?
Как хочется верить в чудо. Скажите, разве Вам не хотелось верить в чудо? Вы открываете страницу, Вы открываете дверь в дом, где живёт чудо, оно теплое и дышит, оно похоже на мамино печенье и бабушкиного кота, сидящего на разноцветно лоскутном одеяле. Оно словно ночное небо, проглядывающее из-за шуршащей занавески в вашей детской. Чудо подмигивает Вам и спрашивает - “Неужели Вы убежали из детства?”
И тень из угла протягивает Вам свои добрые руки, бархатные и таинственные. По разукрашенным плюшевыми мишками стенам несутся армады космических флотилий.
Проходят сквозь смятые горбы коврового ворса, караваны верблюдов и армии кочевников. Рыцари на туманных конях ночника скрещивают мечи с благородными разбойниками на полках стенного шкафа. Добродушные киты омывают своими фонтанами пиратские, полные сокровищ фрегаты, плавающие в аквариуме..
Кукла в одетом задом наперёд платье, с самой настоящей жемчужиной на шее. Она ждёт прекрасного принца, побеждающего зелёного пластмассового дракона, живущего под кроватью.
Детство, это просто детство.
Вы не потеряли его, правда?
Вам нужен мой опыт, моя биография, рекомендации и протекции?
Да полно, нужны ли рекомендации сну, чтобы он пришёл к вам после стакана молока в полночь?
Я просто сказочник и я рассказываю Вам сказку.
Сказку полную были...

В лесах Земли жили удивительные драконы, и было Королевство.
В эту загадочную страну и сейчас можно попасть. Легенды гласят, что некоторые путешественники побывали там и видели всё своими глазами. Другие говорят, что это Королевство лежит, где - то там, где ещё не ступала нога современного человека.

Мы с Вами сядем в мою летающую лодку.
В уютной каюте, устланной коврами тепло.
Вкусно пахнет молотыми кофейными зёрнами и корабельным деревом. Само - собой скрипит рулевое колесо, выправленное по курсу, известному только Фагу – большой розовой лягушке - рулевому. Кожа у Фага на удивление тёплая и мягкая.
Мягкий туман обхватывает наше судно, тихо позвякивая зелёным медным колоколом, уснувшим в ожидании боя склянок. Надутые паруса гордо смотрят на проплывающий в кольцах облаков чёрный лес. Потрескивают смолистые поленья в корабельном камине, о чём-то шуршат смешные часы, расхаживающие суетливо по каминным полкам. Толстая гусеница в углу, смешно дрыгает короткими лапками, силясь встать. Обжигаясь и прихлебывая, мы пьём горячий кофе, медленно откусывая куски ароматного пирога.

Мы плывём мимо, кочек, поросших рыжей смятой травой, посреди огромного болота.
Шелест прозрачных крыльев, сминает ржавую воду, бросает рябь на рябь, поднимает зелень травы. Смешивая её с ароматом ссохшихся водорослей, свисающих косматой копной с воздетых рук необычной, почти утонувшей в болоте статуи.
Древний солдат, сделанный из серого камня смотрят на нас.
Подул холодный ветер. Лес, видневшийся вдали, из мягкого и изумрудного стал чёрным, и как-то съежился. Голубое небо затянуло пузатыми тучами. Толстая гусеница, наконец, встала, схватила из нашей тарелки самую крупную крошку и, усевшись на часы, стала аппетитно жевать. Часы в ответ на эту наглость, суетливо завертели стрелками и подвели их на полночь. Из - за камина вылетела кукушка, и стала на все лады распевать двенадцать раз «Ку – Ку», не забывая при этом погрозить гусенице сжатой лапкой. Испугавшись, гусеница спрыгнула с часов, низко поклонилась и тихим басом сказала: «Сказка начинается»…

***

Двое детей, взявшись за руки, смеясь, бежали по усыпанным первым снегом скользким дорожкам Королевского парка.
Заиндевелые деревья, почетным караулом, любовались белокурой, голубоглазой девочкой, в короткой шубке нараспашку. Звонким колокольчиком своего смеха она пугала отъевшихся, красногрудых птиц, склевывавших ягоды с рябиновых зарослей.
Весёлая красавица лихо скользила в синих башмачках, с платиновыми пряжками, по замёрзшим лужам, цепляясь на поворотах за брата.
Симпатичный зелёноглазый мальчик, одетый в легкий, красный с желтым, военный мундир, без погон, на особо резких виражах, бережно поддерживал сестру. На боку у мальчика висела самая настоящая шпага, в серебряных ножнах и большим рубином на рукоятке. Девочку звали Апрель, а
Мальчика – Майкл.

- Ваши Высочества! Принцесса, принц. Куда Вы, пожалуйста, остановитесь, я пожалуюсь Королю, я оставлю Вас без обеда. Да остановитесь же. Клянусь старой сказочной гусеницей, до чего несносные дети.
Сзади, за детьми, смешно переваливаясь и утопая ногами в снегу, пыхтя и сопя, бежал старший Королевский воспитатель. Он же и старший Королевский преподаватель. Очки, еле державшиеся на его крючковатом носу, казалось, готовы были прыгнуть в сторону, желтый в локонах парик сбился, обнажая лысую голову, подвязки на чулках сползли.
Всем своим видом воспитатель - преподаватель напоминал жирную лягушку, с головой хищной птицы.

Стараясь догнать детей, Королевский воспитатель не рассчитал своего веса. Он поскользнулся, неуклюже взмахивая пухлыми ручками, и с паникой смотрел на приближающийся зимний кактус, растущий в конце ледовой дорожки. Именно по этой дорожке, отчаянно визжа, вместе со всей своей важностью воспитатель катился прямо на колючки.
Дикий вой огласил сад. Зад старшего воспитателя, напоминал дикобраза. Обиженный кактус выстоял, укоризненно поглядел на усеянные колючками штаны воспитателя и, выдернув самую большую из них, отвернулся.

***

Принц и Принцесса сбежали с урока, по математике, на котором они и ещё двадцать семь детей, слушали решение занимательной задачи, составленной старым математиком Пифагором, добрейшей души стариком и по совместительству, королевским магом. Именно Пифагор и вырастил Замечательный Умный Кактус, сокращенно названый учениками Королевской школы - ЗУК.
Редкое растение, торжественно вынесенное три года назад математиком из подвалов заброшенного крыла Дворца, с достоинством и оркестром было посажено на почётном месте в Королевском саду самим Королём.
Главным достижением Пифагора, было не то, что кактус ЗУК рос зимой и не увядал, а - то, что он имел собственное лицо с глазами, хотя и кактусовое. У ЗУКа был ум и способность двигаться. Урок, конечно, прогуливать было нехорошо, но Принц, взглянув в тронутое инеем окно, заметил, спускающийся с вершины холма, отряд Основной Королевской Стражи.
Во главе именно этого отряда, ровно 185 дней назад, их отец, Король Самуил, отправился на поиски Таинственного Летающего Замка.
Замок находился где-то в середине Континента, глубоко в лесах, называемых Тайга. О нём ходило немало легенд и мифов, никто толком не знал о его расположении. Однако все рассказчики уверяли, тот, кто будет владеть Замком, будет владеть всем миром.
Рассказывали так же, что Летающий Замок охраняется чудовищами, в его кладовых содержаться несметные богатства и грозное оружие, которым не один миллион лет. В общем, правды не знал никто, вот Самуил и решил лично установить истину. Тем более королевские шпионы доносили о интересе к тайнам Замка, со стороны воинственного государства Тарибов.
Тарибы, владели землями на Востоке Королевства. Они жили в горах, ещё имели пустыню, две долины и выход к морю. Нападать на Объединённое Королевство Тарибы не решались. Армии у Королевства не было, но стража насчитывала до шестисот тысяч человек и готова была дать отпор любому врагу. Самуил, по праву считал, что раз Летающий замок находится на его землях, то он и должен им владеть. Король решил собрать экспедицию на поиски замка и сам её возглавил.
Апрель и Майкл, в ожидании радостной встречи с отцом, подбежали к входным воротам парка и остановились. Шесть здоровенных, заросших щетиной пехотинцев, в помятых доспехах, несли грубо выструганные походные носилки, на которых лежал Король.
-Что случилось, что с отцом?
Принц с тревогой в голосе вопросительно посмотрел на рыжего Олава, начальника охраны Короля, соскочившего с коня и подбежавшего к нему.
-Ваше Высочество. Олав тяжело дышал, правая рука его была на грязной перевязи. - Король тяжело ранен, на нас напали Тарибы, нужно собирать Королевский Совет, возможна война.
Со слезами на глазах, взяв отца за руку, рядом с носилками, Апрель походила на беспомощную хрупкую птицу. Майкл обнял её за плечи.
-Мы отомстим Тарибам, отец не умрет! Приказываю Совету собираться сегодня вечером. Олав, ты должен рассказать мне как всё произошло. Король будет жить!, Крикнул Принц стражникам, но в глазах его не было уверенности.
А что же старший воспитатель?
Спрятавшись за разбитым летними молниями дубом, он злорадно прислушивался к словам начальника охраны и Принца. На лице его не было печали и сочувствия, он улыбался, и улыбка его скрывала подлую тайну.
Дуб печально качал ветвями. О, если бы он умел говорить. Он многое рассказал бы о гадком воспитателе. Ну и конечно, пожаловался бы на белок, ворующих его жёлуди.

***

Во Дворце стояла и тишина и суета одновременно. Знамена не опускали. Врачи уверяли, что Король жив и спит, после принятых лекарств. Пажи оповещали всех министров о предстоящем совете. По углам дворца собирались придворные, тихо шептались об известным им новостям.
Слухи были одни нелепее других. Некоторые уверяли, что на самом деле Король здоров и просто хочет проверить, как народ поведёт себя при тяжёлых известиях. Другие уверяли, что Король умер, и на самом деле, на носилках, принесли его двойника. Твердо было известно только одно, вечером состоится важное совещание, а к Королю не допускают даже родных детей.
Над всеми этими новостями, на облепленных снегом башнях Дворца, тихо качались флаги.
Золотой Орёл, расправивший крылья в кругу платиновых звезд, держал в лапах железный ключ и красные молнии. Символы знаний и могущества. Звезды означали страны, присоединившиеся к Королевству, на протяжении его тысячелетней истории.
Шелковые синие полотнища, занимали места на всех башнях королевских городов и всех домах свободных граждан Королевства. Только на далёком востоке, в полосе гор, встающих из Великого океана, лежала древняя страна Тарибов, не признающих Могущества золотых Орлов и Короля Самуила.
Тарибы жили всегда сами по себе, неохотно пускали в свои земли даже Королевских послов. Сами Тарибы регулярно наведывались в Королевство, за теми или иными товарами.
Король Самуил не желал войны и не трогал Тарибских вождей и жрецов, но охотно разрешал селиться на своих землях, всем бежавшим из Тарибской страны. Он даже давал им Королевское гражданство и защищал как своих подданных.
Смех в государстве Тарибов был под запретом, запрещены были музыка и любые праздники. Правили Тарибами жрецы и вожди.
При Королевском Дворце жили два Тариба, с семьями Они служили в Королевском отряде охраны. Это были добрые и смелые стражники.
Майкл с Апрель учились в Королевском классе с сыном одного из них. Мальчика звали Отан. Он был смугл, как и все жители гор, малоразговорчив и очень серьёзен.
Отан, на зависть остальным мальчишкам, отлично стрелял из лука. Принцессе нравились его красивые гортанные песни, которые мальчик пел на языке своего народа.
В другой семье была девочка, её звали Ачатай. Имя походило на перелив колокольчика. Девочка была весёлой и шумной, любила разыгрывать друзей и учителей, за что старший Королевский воспитатель частенько оставлял её без обеда.
Ачатай каждый раз умудрялась исчезать, из под надзора напыщенного воспитателя, к своему другу Корри.
Отец Корри работал поваром на Королевских кухнях, так, что карманы Ачатай всегда были набиты самыми вкусными конфетами.
Семьи Отана и Ачатай, бежали от произвола жрецов Они попросили убежища у Короля, и Самуил дал им приют во Дворце.
Огромные хрустальные окна Дворца, отражали яркий блеск заходящего солнца. В городе, слышался лай собак, веселые голоса детей, играющих в снежки.
Стражники и Рыцари в трактирах звонко били кружками по столам, требуя напитков. Между черепичными крышами прачки, натягивая веревки, развешивали на морозе кружевное белье.
Оставляя грязные разводы следов, катились резные кареты.
Мычали, забытые в кутерьме последних Дворцовых новостей, непоеные коровы. Лоснящиеся розовые свиньи, убегали под хохот подмастерьев, от ругающегося мясника Ву.
По гулким коридорам Главного Королевского Дворца бесшумно бегали посыльные пажи, чиновники и слуги.
Со стен смотрели портреты великих правителей и героев Королевства. Седовласые гордые рыцари, прекрасные дамы, юные Принцы, очаровательные Принцессы.
Длинные галереи всевозможных родственников, предавались своим, портретным размышлениям. Они незаметно перемигивались друг с другом, а портрет Шестой Герцогини даже показал кому – то кукиш.
Притихшие Апрель и Майкл сидели на широкой резной скамье, в передней отцовской спальни.
Мраморные плиты натёртого, зеркального, бездушного пола, отражали их двойников, таких же несчастных детей. Ещё вчера мир казался добрым и наивным, утро улыбалось детям даже в самый сильный дождь, время, проведенное в Королевской школе, пролетало незаметно, вечернее чтение сказок и молитв, заставляло верить в победу добра над злом. Сегодня, Зло пришло во Дворец, оно ранило Короля, рождало смуту в умах министров.
Зло незаметно хотело связать руки детям, пять лет назад трагично потерявшим маму, а теперь, оставшихся и без поддержки их сильного и доброго отца. Оно пряталось по углам, потирало ладошки, претворялось кусками пыли и паутины. Зло даже пыталось спрятаться за одной из картин, но получило пинок от древнего Короля Густава, нарисованного в охотничьем костюме. Пинок был весьма болезненным и увесистым. Зло, минут двадцать обижено сопя, потирало ушиб. Это самое Зло довольно сложно прогнать, оно всегда почти невидимо. Видны только неприятности, которое Зло сопровождает. Только и остаётся, что надеяться на портреты предков, которые способны увидеть Зло и дать ему хорошего тумака.
Честно скажу Вам, что портреты могли бы и совсем прогнать Зло из королевства. Беда, что они не могут вылезти из своих золочёных рам. Точнее сказать могут, но надо знать волшебные слова. Ну да мы с Вами их ещё узнаем.
Возле Короля неотлучно находились восемь самых лучших докторов страны, но в себя он так и не приходил.
Медики не пускали детей в спальню, они объясняли это тем, что Самуилу нужен покой, но принц почему-то всё меньше доверял им.
- Послушай, как ты думаешь, что будут, если отец так и не очнется. Кто станет управлять страной? Апрель ожидающе смотрела на брата. Мы просто дети для всех этих напыщенных Лордов, и Вельмож. Никто не поддержит нас, опереться нам не на кого, стражники нам не подчинятся. Мы даже школу ещё не закончили.
- Не знаю Апрель, не знаю. Я думаю, все время думаю. У меня голова кругом идёт от проблем.
Тихий свист из за входной двери, заставил их насторожиться.
- Кто там? Принц встал, качаясь, подошёл к дверям и потянул их на себя.
За окованными медными гвоздями, дверными ореховыми досками, прижав палец к губам, стоял Отан.
- Ваши Высочества. Шепот Отана гулом прокатился вдоль пыльных портьер. Прошу Вас пройти со мной в зал «мятежных Коней». Мне надо многое сказать вам, а Королевская приёмная не самое лучшее место для разговора, нас могут услышать.
- Что тебе надо? Принц грубо оборвал Отана. - Детские игры закончились, у нас горе или ты настолько чёрств?
-Подожди. -Апрель взяла брата за руку. -Может у него действительно важное дело? Пойдём Отан. - Она подтолкнула мальчика к выходу и потянула брата, взявшись за обшитый жемчужными позументами рукав его камзола.
Через десять минут дети осторожно, не привлекая лишнего внимания, подобрались к залу «мятежных Коней». Зал назвали так в честь, увековеченных в мраморе трёх любимых скакунов первого правителя Королевства.
Высеченные искусными резчиками кони, стоявшие в разных углах треугольного зала смотрелись как живые.
Отан распахнул обитые серебром барельефные двери, доставленные сюда из северных провинций воинственным первенцем династии всех Королей, и навечно вкованных в древние камни Королевского дворца.
Чужие для дворца, бесконечно ещё более древние, чем он, двери, словно рождённые не людьми, а чудовищами, вырезанными на них, хищными плитами отделяли коридор от зала, построенного по правилам гротескной геометрии.
Шепотом, под страхом наказания, за ложные слухи, слугами дворца иногда рассказывалась легенда, о том, что в первую же ночь, после того как в зале установили статуи коней, демоны, сошедшие с барельефов Двери, оседлали их и носились по дворцу. Они пугали всех придворных на своём пути и обращали своим дыханием могучих стражников, в высохшие мумии. Правда это была или нет, исторические записи тех лет, давно сгнили в подвалах городских библиотек. Но вот то, что демонские рожи на фресках иногда меняли своё место - это видели многие и объясняли утраченным талантом неизвестных мастеров.
Майкл и Апрель переступили отшлифованный веками порог зала.
По периметру треугольного великолепия, в молчании застыли две тысячи учеников Королевской школы.
Одетые в разноцветные, украшенные гербами родов и классов мундиры, вооруженные шпагами, мечами, арбалетами, ружьями, пистолетами и пиками, стояли две тысячи мальчиков и девочек и смотрели на Принца и Принцессу. Смотрели на своих друзей по играм и школьным урокам.
Из строя вышел толстый Кори, сын королевского повара.
-Апрель, Майкл... Мы все собрались... Мы решили... Кори рубанул воздух рукой, и голос его зазвенел крепче. Я никогда не говорил так. - Мальчик подал рукой знак.
Стоявшие у стен школьники встали на одно колено.
-Отан, он собрал нас всех, и Мы присягаем Вашим Высочествам на верность, и обещаем служить верой и правдой, до конца своих дней. - Кори склонился.
Две тысячи молчаливых, симпатичных, угрюмых, смешных и насупленных, наивных и задорных, но одинаково решительных девчоночьих и мальчишеских лиц, с надеждой смотрели на тех, кому они вручали свои судьбы и жизни.
Скалили зубы дверные кони, занеся грозные копыта, на посягнувших нарушить покои грозного зала детей. Выли, скрежеща, немые, пасти дверных чудовищ, изумлённых школьным безрассудством. Чудовища и кони были уже не такие страшные, перед рождавшимся бунтом юных героев.
-Спасибо друзья, мы принимаем Вашу присягу. –Растроганные Апрель и Майкл подняли над головой правые руки, а левые приложили к сердцу.- Мы тоже клянёмся быть Вам хорошими правителями, но в будущем, ведь король жив и мы не можем создавать военные отряды без его согласия.
- Король мёртв!... Мёртв!... Мёртв!... - Эхо двух слов смеясь и кривляясь, злобно отскакивало от стен и прыгало по зеркалам, заставляя их раскалываться и осыпаться дождём осколков. Уже не скалились, нагло хохотали звери на кованых дверях. Они пузырились мышцами и готовы были снова. вскочив на коней, как века назад, мчаться навстречу страшной жатве жизней, по переходам и коридорам дворца.
Жались к углам испуганные кони, мрамором втискиваясь в каменные плиты стен перед вестью о Королевской смерти.
Апрель, обернувшись, неверящими, расширенными зрачками, смотрела на Отана.
- Король мертв, уже тише произнёс он.
Наступившая внезапно тишина, словно ножом разрезалась взмахами, случайно залетевшей в царство интриг и страстей, полной павлиньего великолепия бабочки.
- Ачатай и я сами видели и слышали это три часа назад. Врачи врут Вам.
Взвизгнувшая стрела, вырвалась из шеренг взведённых арбалетов, пригвоздила ничего не подозревавшую, глупую бабочку к деревянным панелям потолка, рассекла, словно молния, время, разделив его на такие неравные части, счастливого прошлого и неизвестной вечности.
- Тааак... - Майкл пристально посмотрел на Отана. -Ты отдаёшь себе отчёт в словах? Если - то, что ты сказал, правда, во дворце зреет, нет, уже созрела измена!
Апрель обессилено опустилась на пол, из глаз её снова текли слёзы.
- Папа, папочка, любимый...- Шептала девочка. - Как же так папочка...
- У нас практически не осталось времени. - Посеревший Майкл поднял с пола сестру. - Кори, немедленно выстави вооружённые посты у арсенала и королевской сокровищницы. Отан, расскажи всё по порядку. Как Ачатай узнала о смерти Короля?
- Ачатай, Отан а Вы ничего не путаете. Слёзы ещё текли по щекам Апрель, но в глазах уже стояла решительность. Королевские дети, не раз видели смерть во всех её проявлениях. Жизнь не обтекала их стороной. Не смотря на свалившуюся, на их плечи трагедию, они не впали в панику, горе сделало их только твёрже. - Вы сами всё видели?
- Ачатай не пришла на урок, меня послали узнать, что с ней, ведь мы соседи. -Отан с трудом подбирал слова, так много ему говорить не приходилось. - Эта проказница, - продолжал он, - решила залезть на крышу дворца за воздушным змеем, который запутался в башнях Восточного крыла. Вы же знаете эту упрямую спортивную непоседу. - Отан покачал головой. - Никому ничего не сказала, забралась на крышу, змея, правда сняла, а спустится, не может. Хорошо, что хоть меня увидела во дворе и окликнула, так бы и сидела, до сих пор на крыше.
Ну, я и полез за ней. А обратно мы опускались по запрещённой стороне, мимо Королевских окон. Ну, я и вижу, лежит Король, глаза закрыты, не дышит, руки на груди скрещены, а доктор шепчет ответственным Лордам и Министрам, что Король умер, пульса нет, но говорить об этом нельзя, запрещено, надо потянуть время до заседания Совета. Кто-то заплатил докторам деньги за молчание. Лорды и Министры стали возмущаться, хотели за Вами и стражниками посылать. Тут слышу, голос старшего воспитателя. Он всех перебил и говорит, что Тарибы дорого дадут за смуту во дворце и помощников своих, в этой провокации, при дележе Королевства не забудут. Армия Тарибов говорит, собрала под знамёна почти два миллиона человек. Я хотел ещё послушать, но у Ачатай уже руки устали на стене держаться. Пока её на клумбу опустил, пока снова поднялся. Потихоньку заглянул в окно, вижу, комната пустая, воспитатель в камин уходит. Зашел и пропал, словно и не было его, только сажа посыпалась.
- В камин? - Апрель с сомнением покачала головой. - Мы с Майклом все ходы - выходы во Дворце знаем, в камине ещё малышами прятались, там тайного хода никогда не было.
- Значит не все! - Майкл нервно сжимал рукоятку шпаги. - Продолжай Отан, продолжай.
- А я уже всё сказал. Слез со стены и к отцу побежал. Он мне велел в школе, учеников собрать, а сам к стражникам направился. В школе не все за мной пошли. Кори старшеклассников собрал. Некоторые бояться. Но, те, которые в зале собрались, настроены, защищать Ваших Высочеств до конца.
- Спасибо Отан за решительность. Выдержим сражение, сестрёнка? - Майкл с нежностью, вопросительно, взглянул Апрель в глаза.
- С такими друзьями, просто обязаны победить. - Апрель обвела взглядом, стоящих в зале и ловящих каждое слово, из рассказа Отана, детей.

***

Ровно в семь часов вечера, в Овальном кабинете Дворца, началось заседание совета.
На тонких чёрных скамьях, за голым и пустым каменным столом сидели первые лица Королевства. Обилие золотого и серебреного шитья, орденов, пальцы, усыпанные сиянием перстней и колец. Взгляды умных и глупых лиц. Белые халаты врачей. Осторожное пламя свечей, чадя, словно бросалось на великих вельмож и отступало, беспомощно рисуя на стенах их карикатурные тени. Пламени так и хотелось укусить заговорщиков и разоблачить их перед детьми.
Принц и Принцесса сидели во главе стола, рядом с пустым Королевским троном. За их спиной стоял начальник охраны Олав и старший воспитатель.
Занудно вытягивая гласные, ежесекундно потея и переступая с ноги на ногу, речь держал один из докторов, пришедших, из спальни короля.
- Король очень плох, - Лекарь вынул платок и промокнул потный лоб дрожащими руками. - На несколько минут Его Величество пришёл в себя и продиктовал мне свою волю. - Судорожно глотнув слюну, доктор продолжал – Его, Короля, воля записана на этом пергаменте. Вот свиток! “Я, Король Самуил, находясь в уме и здравой памяти, приказываю отдать всю Власть Правителю Тарибов, как взрослому и разумному, Венценосному брату моему, а моих детей, направить для воспитания, в храм, к жрецам Тарибов. Такова воля Короля Самуила.” - Последние слова придворный лекарь договорил еле слышно.
В кабинете повисла тяжёлая пауза.
- Насколько я понимаю, всем нам отставка? - Начальник кавалерии усмехнулся. – Кого - кого, а меня Тарибы повесят на первом суку. Года не прошло, как я с драгунами, перебил их отряд возле восточных болот.
- Может, и не повесят. Может надо всё к их приходу подготовить правильно, разумно, покаяться. Прощенья попросить. - Главный Казначей потёр сухие ладошки. - В конце концов, Тарибы тоже люди, все могут понять правильно.
- Люди?! Да Они… Да их Правитель обыкновенная кукла. Жрецы недавно его жену казнили, любимую, между прочим. Так он не пикнул. - Начальник разведки сплюнул себе под сапоги. - Подпись на Указе Королевская есть?
- Подпись есть. - Ступая по лисьи, старший воспитатель вышел на середину кабинета. Хищное лицо его покраснело и напряглось, жирные, пухлые ручки рванули на себя из рук доктора пергамент. - Вот подпись, убедитесь! Королевская! Я как доверенное лицо Принца и Принцессы, говорю всем, что они тоже не против воли их Отца и нашего Благодетеля.
Апрель и Майкл переглянулись.
- Вопрос уже решён и обжалованию не подлежит. Воля Короля - Закон! - Старший воспитатель сердито поднял кверху пергамент.
- Нет не решён.
Тяжёлый солдатский меч, высекая искры, обрушился на покрывшийся копотью светильников и факелов стол. Держа левой рукой подрагивающую сталь Олав правой, словно щитом заслонил Королевских детей.
- Я не знаю, кто подписывал указ, может и Король. Если так, наверное, в горячке и болезни. Я детей Тарибам не отдам. Советую никому не двигаться, нрав у меня горячий, сила как у быка. Покрошу в капусту любого. Дети и я, уезжаем в Южную крепость. Погоню рекомендую не организовывать. Вся Королевская Стража едет со мной. Король уезжает с нами, а поправиться, тогда и разберётся и с Указом, и с Венценосными братьями, и с Вами. Еще раз предупреждаю, кто в течение часа из кабинета выйдет, я по возвращении, лично своими сапогами накормлю.
- Спасибо Олав. - Апрель вышла из за его спины и хлопнула в ладоши. Двери кабинета распахнулись и удивлённые, онемевшие от смены событий придворные, увидели перед собой вооружённых детей.
- Арестовать. Этого, этого и этого. - Майкл показывал на остолбеневших предателей пальцами. - Остальным рекомендуем присягнуть на верность Нам! Я и Апрель будем править Королевством вдвоем. Наш отец Мертв. Прости Олав, что не сказали тебе правду. Мы не знали до конца кто нам друг, а кто нет. Предлагаем тебе возглавить охрану Государства немедленно.

Все предатели, трусы и заговорщики были арестованы.
Дети, немногие королевские стражники, сохранившие верность Принцу и Принцессе, Корри, Отан Майкл и Апрель внимательно слушали рассказ Олава о экспедиции Короля к Таинственному Замку.
- У Короля была карта - Олав поглаживал раненую руку. - Так себе, клочок бумаги, но ведь другой не было. Мы две недели в леса углублялись. Ни жилья, ни людей, ни чего. Пусто. Даже звери и те, словно вымерли. Один раз слышали рёв посреди ночи, так жутко и тигры не рычат. Я думал, у меня перепонки в ушах лопнут, а наутро медведя мёртвого нашли и что самое интересное: медведь с мечом в лапе был. А ведь там не то, что цирками, шалашами бродяг не пахнет. Медведь явно не был цирковым артистом. В ночь как на нас Тарибы напали, мы женский голос услышали, он нас и подвёл. Голос просил о помощи. Почудилось Самуилу, что это его жены голос, матери Вашей Она давно конечно умерла. Вы тогда ещё совсем маленькими были. Но я и сам слышал, и поклясться могу её голос был – Королевы. Хорошая женщина была, добрая. Мы уже спать собирались и вдруг голос, как тревожная песня, все дальше и дальше. Король как голос жены услышал, прямо весь не свой стал, всех поднял и за голосом. И так искали, кто о помощи поёт и этак. Часа два по ночному лесу гонялись и на засаду нарвались. Как Тарибы так глубоко в лесу очутились, ума не приложу. Много их было, очень много. И граница с ними хорошо охраняется, мышь не проскочит и далеко это для их походов. Мы бы обязательно знали, если бы они так глубоко на наши земли прошли. Да и с начальником разведки я потом разговаривал, он ничего о Тарибской вылазке не знал.
- А голос точно на мамин был похож? - Апрель с тоской посмотрела на Олава.
- Очень - Олав вздохнул, - в том-то и дело, что очень. Бились мы с Тарибами долго, до самого рассвета, а как Короля ранило, они, словно пропали, как растворились в рассветном тумане, даже убитых мы не нашли. Тарибы правда всегда своих уносят, по прежним стычкам знаю, но сеча отчаянная была, а тут никого. Даже следов Тарибских не было к утру, вот только это и нашли. Олав вынул из за пазухи маленькую коробочку и открыл её.
- Бусинки -протянул разочаровано Кори, обыкновенные детские бусинки.
Апрель взяла коробочку, закрыла. По крышке побежали искорки, одна, вторая, третья, ещё и ещё… и пропали.
- Странная коробочка -продолжал Олав.- Я её вертел и так и этак. Иногда сверкает, иногда нет. После битвы мы решили домой возвращаться. Вернулись, а здесь такие дела.
- Олав, надо гонцов по городам отправить, армию собирать. Майкл поднялся с трона. Тарибы в центре страны - это никуда не годится. Отан, Кори, проверьте посты и навестите предателей, может, кто-нибудь и раскаялся. Олав, скажи, почему так много отступивших от королевской присяги во дворце. Даже большая часть стражи нас предала? Словно их всех за одну ночь из хороших людей в плохих превратили. Если бы не мои школьные друзья, нас бы с Принцессой к Тарибам уже завтра отправили.
- Я думаю, казначей, со старшим Королевским воспитателем сговорившись, подкупили многих, вот и выросли предатели в нашем Дворце. Жадность, она многих хороших в плохих превращает. Пойду и я посты проверю. Надо же, дети лучше и честнее стражников и вельмож оказались.

***

Ночью Апрель проснулась от шума за окном и блеска факелов. Быстро одевшись она выбежала в коридор.
- Что случилось?
- Не знаем Ваше Величество - Три мальчика с ружьями и две девочки со шпагами из детской охраны, стоявшие возле дверей спальни принцессы вытянулись при её появлении. - Принц поднял нас по тревоге и выставил здесь караулом.
- Апрель! - через коридор бесшумно приближаясь бежал Отан - Всё ужасно -он вскинул пистолет и выстрелил в глубь коридора.
Нёсшийся следом здоровенный стражник, прижав к груди раненую руку, развернулся и побежал обратно.
- Предатели придворные захватили и перебили охрану, которая принесла им ужин. Принц послал меня за тобой, предупредить о побеге. Он со школьниками оттеснил их за ворота Дворца. Тут этот громила из-за фонтана мне на перерез кинулся, я от него, про пистолет забыл, бегу, сапоги мягкие, словно лечу, на ходу стулья ему под ноги швыряю. Вижу, догоняет, так сразу и жить захотелось, и как стрелять вспомнил.

***

Не выспавшиеся, с красными глазами Апрель и Принц сидели на ступенях дворца и смотрели на костры, возле которых грелись дети - их вчерашние друзья и подданные, а сегодня верные соратники и солдаты.
Известия приходили одни хуже других. Основная масса взрослых защитников Дворца была убита предателями, которые с большими потерями ушли в леса.
Взрослые стражники и вельможи, те, что не изменили Королевской присяге, приняли первый удар на себя, чтобы спасти детей. Более тысячи стражников и придворных отважными рядами бросались на трижды превосходящие их силы отступников и предателей. Охваченные странной, точно колдовской слабостью, сковавшей их мускулистые, тренированные битвами тела, они шли на мечи и копья, ложились раненые на землю и умирали, захватив с собой в последний путь вчерашних друзей по службе и оружию - нынешних врагов, которые неотступно бросались и бросались в сражение. Друзья стали врагами всего за несколько часов, и это было коварными проделками Зла.
Болезненное ослабленное состояние одних взрослых и безумное упорство других, словно дополняя, заставляло их сражаться друг с другом. Только когда последние из предателей отступили в лес, отступило и Зло.
Зло вместе со Злобой шло за обозами предателей, часто прикладывая длинные уши к земле. Их длинные плащи цеплялись за корни и ветви деревьев, оставляя на них безобразные клочки. Эти клочки тут же растворялись густым туманом, скрывающими путь.
Что слушали Злоба и Зло в скрытых подземных пещерах леса? Какие голоса шли к ним из глубины?

***

Из городов в Королевский дворец прибывали гонцы и докладывали, что почти везде произошли столкновения, подобные Дворцовому перевороту. Внезапно, взрослые вельможи и стражники атаковали друг друга с целью свержения Королевской власти и провозглашения Тарибского права на Королевские Провинции.
Города оказались в руках сторонников Тарибов, но вместо того, чтобы радоваться победе они ушли в леса через час после захвата власти, предварительно захватив в плен всех взрослых стражников и вельмож, оказывавших им сопротивление.
Только гражданское население осталось в стороне. Купцы, горожане, сельские жители, ремесленники не участвовали в сражениях. Они вообще стали вдруг равнодушными, словно их и не касалось, кто в Королевстве придёт к власти.
Итак, одних взрослых охватило равнодушие, других Злоба и Зло, третьи остались верны Присяге и Королю. Верных было очень мало, они или погибли или попали в плен.
Тарибы во время всех этих событий, собрали Большое войско, и перешли границу Королевства. Они оттеснили пограничную стражу взяв её в плен, почти без сопротивления.
Самое интересное, что двигались Тарибы не к Королевскому дворцу, что было бы естественно, а вглубь страны, в дремучие леса. Туда, где произошла последняя битва Короля, и где по преданиям находился Загадочный Замок.
Второй странность Тарибов было обилие обозов с детьми, стариками и женщинами. Точнее странность была не в том, что люди были в одном отряде с воинами. Кочевники есть кочевники, и всё своё носили с собой, родственников тоже, но не в таком количестве и не детей. Ну и конечно не тащили в походы стариков, оставляя их в городах. Всё - таки, Тарибы давно имели свои постоянные города и посёлки. Кочевали только Тарибские солдаты, и то, больше по обычаю, чем по необходимости.
Обозы Тарибов, по сообщениям гонцов превышали их армию раз в пять. Словно всех Тарибов вдруг ни с того ни с сего охватила жажда перемены места проживания и страны. И если так оно и было, то зачем Тарибы шли в Чёрный лес? Уж там-то они не получали ни хорошей земли, ни удовольствия от проживания. Насколько эти дети гор и были не образованы, но они знали мифы и сказания о проклятии Замка и Леса его окружающего не хуже обитателей Королевства.

***

Принц построил оставшихся в живых детей и немногочисленных взрослых стражников, во внутреннем дворе дворца.
Дети, сжимая ружья и мечи, пики и шпаги, испачканные в копоти, перевязанные бинтами, принявшие свой первый бой, смотрели на Майкла и Апрель с надеждой. Седой дым стлался по земле: усеянной разбитыми стёклами, брошенным оружием, катился по растоптанным клумбам, мраморной крошке разбитых секирами и пулями статуй.
- Сколько тебе лет солдат, как тебя зовут?
- Уже семь, Ваше Величество. А зовут меня Кристофер.
Маленький человечек в сползающей ему на глаза офицерской каске и кортиком в руках, смотрел на своего юного Короля.
- Спасибо тебе Герой Кристофер. Ты спас Королевство от Зла. Горло Майкла перехватило.
- Друзья. Товарищи мои и солдаты. Вы такие же дети как я и принцесса. Ни один ребёнок не перешёл на сторону предателей и Тарибов. Битва показала, Вам я могу полностью доверять. Мне необходимо сто добровольцев. Мы объявляем войну Тарибам и предателям, я собираю войска. Добровольцы пойдут в города, мы соберём Детскую Армию. Оставшиеся верными стражники научат нас военному искусству. Пусть это будет Армия детей, но мы победим. Дети - будущее, а будущее нельзя уничтожить. - Они готовы умереть за своего Короля - Олав с Гилмаром (отцом Отана ) печально смотрели на детей, которых им предстояло учить войне.
- Эх, Гилмар, мне стыдно за моих стражников, ставших предателями. Многие из них оказались хуже своих детей.
- Ты знаешь, Олав, здесь что – то всё не так. Я знал лично многих из тех, кто стал предателями, они были хорошими людьми. Их словно околдовали. Столько народу и гипнотизёр не испортит.
- Какое колдовство, Гилмар. Это всё сказки прежних времён. Хотя, иногда всё возвращается…

***

Апрель разложила на столе карту Королевства. Всего пять дней прошло со дня роковой битвы во дворце. Стражники не допускали детей в битву до последнего мгновения, надеясь победить предателей своими силами. Потом в сражение вступили дети. Если бы не слабость, внезапно охватившая мышцы взрослых. Странная магическая и колдовская слабость.
Пропал отец Ачатай. Бедный “колокольчик”, её смех уже пять дней как молчит. А сколько детей потеряли родителей всего за один день. Но никто из них, даже те, чьи родители стали изменниками, не бросили её и Майкла. Почему? Почему такое количество подданных не только во дворце, но и в других городах стали сражаться на стороне Тарибов, признав их право на власть. Над всем этим нависла какая-то тайна и рано или поздно они узнают её.
Каждый день со всех провинций и штатов прибывают дети с оружием в руках. Они идут и идут со всех концов страны. Олав сказал, что Пифагор (придворный математик) насчитал уже миллион детей.
Два дня назад состоялись похороны. Хоронили старого Короля. Салюта не было, как не было и вкуса новой коронации. Стояло молчание великой трагедии.
О Тарибах, перешедших границу, и углубившихся в лес, ничего не слышно. Принц собирается двинуться с Детской Армией в сторону Таинственного Замка. Куда-то пропала карта, по которой шёл Король Отец в свой последний поход. Олав говорит, что помнит путь на память.
Маленький семилетний солдат в большой каске уже генерал. Под его началом более пятидесяти тысяч таких же семи - восьмилетних как он детей. Как его зовут? Кажется Кристофер. Отан командует девяти - двенадцатилетними. Майкл - командует старшими детьми. Фрейлина Дженифер - руководит отрядом медсестер. Почему-то нет никого из солдат старше шестнадцати лет. Взрослые сидят дома, работают, возят хлеб для отрядов, шьют форму, но в Армию категорически не идут. Опускают головы, садятся на землю, засыпают на ходу, но не хотят служить. Словно заколдованы. Это ещё одна загадка. Ну, что ж, надо разрабатывать маршрут для войск, она теперь не просто Принцесса, а начальник штаба Детской Армии. Интересно, насколько хорошо мне идёт генеральский мундир, я всё ещё стесняюсь его надеть. Майкл так и не пришил погоны на мундир (не просто погоны - погоны главнокомандующего), говорит, что командиров хватает.
Корри взял шефство над Ачатай. Рассказывает ей сказки, которые сам придумывает, и учит ездить на лошади. У Кори просто склонность к творчеству. Когда – нибудь, из него вырастет Королевский Сказочник. Отан целые дни проводит в войсках, он теперь правая рука Майкла, а вчера принёс мне букет полевых цветов, весь вечер о чём-то пел у костра, голос был грустный, я стояла у рябиновых деревьев и стеснялась подойти. Надо попросить его научить стрелять из лука, у него это здорово получается. На прошлых соревнованиях, среди офицеров Отан не просто попал в самую середину мишени, а воткнул одну стрелу в другую.

***

Океан, тяжело дыша и переваливаясь, обрушивал ленивые изумрудные волны на серые скалы берега страны Тарибов. Океан жил своей жизнью и давно не обращал внимание на людей, суетящихся в его волнах. Он знал что находится на его другой стороне. Но эта тайна ещё оставалась тайной. Рыбацкие лодки, грозные боевые фрегаты, вёсельные галеры, оскалившиеся пушками каравеллы, тёрлись канатами о причал и гремели якорными цепями, словно жалуясь на одиночество. Паруса были свёрнуты, и ни одна человеческая тень не мелькала на засиженных птицами досках палуб. Чайки безнаказанно разгуливали по пристаням и клевали зерно из разорванных крысами мешков на складах. Бродячие собаки лениво валялись на теплых, согретых солнцем камнях пирсов и рыскали голодными стаями по улицам городов, не встречая сторожей и патрули, изредка обедая зашедшими животными из селений. Скрипели незапертые двери домов, хлопали незакрытые ставни окон. Тишина стояла и в вырубленных в скалах храмах безжалостных и строгих Тарибов. Не горели большие и малые жертвенные светильники, не проплывали молчаливые как тени жрецы в мешковатых одеждах.
Людей нигде не было. Пыль и запустение царило в некогда грозной и суровой стране Тарибов. И только один человек, угасающим взглядом, провожал нависшие облака, проплывающие над горами и цепляющимися за сверкающие снежные вершины. Верховный жрец умирал.
В своей пещере в горах, без загорелых и скупых на слова худых слуг, которые одевали, мыли и кормили его. Чьи жилистые руки крутили большие деревянные колёса лифта, на котором он спускался в город. Лифт уже две недели бездействовал, слуг не было.
Колёса рассохлись, и некому было приводить их в движение, напрягая сталь мышц. Верховный Тариб был, слаб, сила его была в другом, но и эта сила не обладала физической мощью рабов. Старец умирал от голода, жажды и холода. С вершины своей пещеры он видел, как люди покидали город. Все люди, навсегда. Он не понимал тогда, почему. Он - “Всесильный” пытался остановить их, но они не поднимали голов на его призывы. Слуги оттолкнули Его и спустились вниз. Сейчас он знал разгадку тайны опустевшей страны.
Сухое тело изогнулось и опустилось на холодные камни пещеры. Пять дней назад он съел последний кусок хлеба, который нашёл в пустых и гулких залах храма. Голод цепкими пальцами забирал его жизнь, медленно, по капле, но забирал. Жрец сделал последний в своей жизни выдох. Угасшие глаза покрылись налётом смерти. Они смотрели туда, где на алтаре лежала маленькая расколотая последняя Бусинка. Одна из многих лежащих ранее в странной, мерцающей коробочке. Сейчас коробочка верховного правителя была пуста. Ничего уже не изменить…

***

Несмотря на приготовления к дальнему походу, дети всё равно находили время посещать школу. Правда это стала самая большая школа по всей стране и размещалась она в Королевском дворце, но места было предостаточно. Занятия шли в три смены. Вместо сбежавшего старшего воспитателя возглавил новую школу преподаватель математики Пифагор. Он работал по шестнадцать часов в день. Не смотря на пожилой возраст, никогда не жаловался на усталость. Вот и в этот день, занятия проходили как обычно, класс усердно, грызя ручки решал математический тест, когда Кори, до того сопящий над листом бумаги, перебивая всеобщую тишину, громко спросил-
-Господин Пифагор, а правда Вам сто лет? Нет, я понимаю, что сейчас тест и вопрос мой не по теме, но тест мне всё равно не решить, урок подходит к концу, а на перемене у меня с одним парнем из параллельного класса вышел спор. На вид-то Вам не больше шестидесяти дашь, а друг мой говорит, что сто не меньше, дескать, он в прошлом году ваш именинный пирог на кухне видел, и свечи пытался сосчитать. Сосчитал до семидесяти и больше не успел, пирог унесли.
- Ну что ты, Кори, твой друг ошибся, да и свечи все на пирог у меня давно не умещаются. Мне не сто, мне двести семьдесят лет.
- Двести семьдесят? Майкл отложил ручку, Кори раскрыл рот, дети подняли головы и с удивлением смотрели на Пифагора.
- Но столько жить невозможно, я знаю, что вы великий чародей и ученый. Хотя всё Ваше чародейство базируется на научных знаниях и открытиях, наука ещё не научилась так далеко продлять человеческую жизнь. Вы, наверное, шутите или разыгрываете нас?
- Да уж, какой розыгрыш? Что правда-то, правда, двести семьдесят и ни годом меньше.
- Но как Вы столько смогли прожить? – Ерзая, Апрель нечаянно опрокинула на пол чернильницу. Чернильница покатилась по розовому паркету прямо к учительскому столу, оставляя фиолетовые следы по пути. Жирная муха, сердито жужжа отскочила в сторону и отряхивая испачканное каплей крыло уселась на ботинок математика.
- Принцесса, мне и самому хотелось бы когда-нибудь понять, что произошло в моём организме. - Пифагор бережно снял муху с ботинка, открыл окно и выпустил её на простор. Вопреки всему, та не стало радостно нестись к ближайшей мусорной яме, а уселась на подоконник и приготовилась слушать продолжение рассказа, но математик погрозил мухе пальцем и закрыл окно. Муха раздражённо вздохнула и умоляюще сложила лапки, словно прося не лишать её удовольствия присутствовать при разговоре. Пифагор отрицательно покачал головой, и показал мухе на башенные часы. Она снова тяжело вздохнула и улетела.
-Учитель-Майкл единственный из всего класса смог хоть что-то вымолвить. -Муха Вас, что… поняла?
-А куда ей было деваться, она уже год живёт в моём кабинете, кое чему научилась. Не будем отвлекаться, Вы, Ваше Величество мухой или возрастом моим интересуетесь?
- Всем - Майкл развёл руками. О Вас столько слухов и легенд ходит по Дворцу.
- Тогда о возрасте. Наверное, всё дело в том, что ещё двести шестьдесят лет назад, когда я был совсем маленьким ребенком, я с моим отцом чистил трубы камина в королевских спальнях. Мой отец в то время работал трубочистом при дворе Вашего пять раз прадедушки. Так вот, мы случайно попали в подвалы Дворца. Там я напился сладкого, медового, как мне тогда показалось, напитка из одного кувшина. Они в изобилии стояли на полках вдоль стен. Отец был очень недоволен, он отвлёкся и не видел, как я открывал кувшин. Говорил, что напиток колдовской и увёл меня из подвала. Три дня после того я провалялся в постели в горячке и без памяти, доктора думали - не выживу, но... С тех пор жизнь моя изменилась. Я не только выжил, но и почувствовал тягу к наукам, стал великим математиком Королевства, сделал немало открытий и изобретений и даже овладел гипнозом, телекинезом, телепатией и немного левитацией. Говоря по простому, научился настолько владеть своим телом и его энергией, что люди считают меня волшебником, хотя ничего необычного в моих знаниях нет. Опыт, тренировка, секреты мастерства. - Пифагор протянул правую руку в сторону чернильницы и та, лежавшая на боку, на полу, вдруг перевернулась, стала прямо, а чернила, перепачкавшие пол стали собираться в один ручеёк, и он втёк в бутылочку. Бутылочка подлетела к потолку, математик взмахнул руками, тоже взлетел к потолку, поймал чернильницу и плавно опустился обратно. - Ну вот, никаких чудес.
Дети восторженно захлопали в ладоши.
- Послушайте, Пифагор, - Апрель выскочила из за стола и подбежала к математику - Как Вы это делаете? Научите нас всему этому.
- Научите, учитель, научите - Дети окружили старика.
Тот взял чернильницу, поставил её на парту Принцессы.
- Ну что же, научить могу, но это годы, да и не так много я сам умею. Ни в зверей превращаться, ни золото добывать, хотя в юности очень увлекался поисками Философского камня, потом правда забросил, может и зря, ну да поздно вспоминать, что прошло, то прошло.
- Философский камень нам бы сейчас здорово пригодился -Майкл взял чернильницу и осмотрев поставил на место. Чернильница была такая же как у всех и ничем от других не отличалась - Армия требует много средств. Пифагор, а Вы вход в подвалы помните? Как Вы из камина в них попали, ведь мы с Апрель весь Дворец знаем, под Королевскими спальнями никаких пещер нет.
- Ваше Величество, я, конечно, многое забыл за столь длительный период, но всё же хорошо помню, что попали мы в подземелье из камина, но вот из какого? - Математик задумчиво потёр лоб. Нет, не вспомню. Давно это случилось, и был я там всего один раз. Отец после того случая велел мне никому ничего не рассказывать и меня больше с собой не брал. Допуска в Королевские спальни я никогда не имел. Честно говоря, порой и самому не вериться, что когда-то был в таинственном подвале, но у Дворца немало тайн, все никто и никогда не узнает. Растянулся он на многие километры, много строился, перестраивался. Уже перерыв, Вы извините Ваше Высочество Апрель и Вы мой юный Король, мне надо в другой класс на урок спешить.
-Да, да, конечно, учитель - Майкл взял за плечо Отана. - Отан, ты помнишь, рассказывал, что видел, как старший преподаватель прятался в камине? Видно и правда, там не всё так просто? Я думал, уж не напутал ли ты, но после рассказа Пифагора... Может нам навестить этот камин?
-Точно, и навестим. Надо немедленно проверить спальню Вашего отца. Как я мог забыть об этом, все дела, то одно, то другое, сегодня вот овсом для лошадей всё утро занимался, завезли и мало. Слишком много событий за последнее время. Ни рук ни ног не хватает.
- Так прямо сейчас и пойдём. - Апрель подтолкнула мальчишек в спины. Кори, мы отлучимся часа на три, четыре, ты предупреди, чтобы нам обед позже накрывали.
- Хорошо, Принцесса - Кори не стал расспрашивать друзей, куда они собрались идти, справедливо полагая, что те и сами ему потом всё расскажут, да и обед пропускать было выше его сил. Друзья прощали ему эту слабость, ел Кори столь замечательно, аппетитно и со вкусом, что называть его обжорой, просто язык не поворачивался.
- Надо навестить Ачатай, я обещал ей помочь выбрать коня для прогулок, сложив учебники в сумку и закинув её за плечо Кори, насвистывая одному ему известную песню, вышел из класса.

***

Аперель, Майкл и Отан стояли возле камина в Королевской спальне. Со стен свисали расшитые гобелены, украшенные сценами из жизни цветов и растений. Овальные опахала страусовых перьев нависли из углов спальни как листья банановых, пушистых пальм. Гигантский, мраморного камня резной камин в обрамлении барельефов и изображений демонов сна, зверей и птиц смотрел на них провалом подёрнутого пеплом очага.
- Словно вторая комната. Страшно. - Майкл раздвинул железные кольца штор отделявших очаг от комнаты и шагнул внутрь.
Апрель и Отан шагнули за ним.
А, похоже, Камин и не топили никогда - Отан провёл пальцем по внутренним стенам из выпуклых каменных плит. - А если топили, то очень давно. Стены - чистые, пепел на полу застыл как цемент, ломом не расковыряешь, продолжал он - Сколько дров надо, чтобы такой очаг зажечь? Телеги три, то и пять. Ну и печечка.
- Я ничего не вижу. Ни рычагов, ни механизмов, ни дверей - Апрель обвела стены факелом - одни каменные, шершавые плиты. Их и Олаву не сдвинуть, а нам и подавно. Ничего не выйдет, мы не найдём входа. - Она тихонько ткнула пальцем в одну из плит. И вдруг... тяжелая, древняя плита от толчка пальца Апрель начала поворачиваться вокруг своей оси, открывая черный, пахнущий сыростью проход.
Повернувшись на девяносто градусов, плита застыла.
- Ну что? Пойдём? - Майкл вопросительно, и словно спрашивая одновременно совета, посмотрел на сестру и Отана.
Друзья вошли в открывшийся проем. Факел осветил широкий, мерцающий полированными стенами полированного базальта коридор, уходящий в даль. Взявшись за руки, дети бесстрашно пошли по нему вперёд.
Через десять минут пути, коридор повернул направо, и они оказались в круглой пещере с множеством дверей. Посреди пещеры высилась трёхметровая фигура рыцаря. Железный исполин сжимал в руках двухсторонний топор, забрало шлёма было открыто. Бездушное лицо рыцаря, вырезанное из камня древним мастером, смотрело на пришельцев, вторгнувшихся в его холодный подземный мир.
Отан взял у Апрель факел и зажёг светильники, свисавшие по стенам пещеры. Яркое пламя осветило двери, обитые полосами кованого метала, некоторые из них были приоткрыты и за ними виднелись коридоры, уставленные бочками, кувшинами и ящиками.
- Майкл, Апрель, какую дверь выбирать будем? Прямо второй дворец, только подземный - Отан потянул ручку ближащей к нему двери.
-Отан! Осторожно! Беги! Принц и Принцесса с ужасом смотрели на ожившего великана, тяжёлой поступью направляющегося к Отану.
Отан вжался в стену и трясущимися руками достал лук со стрелами. Принц подбежал к нему, встал рядом и обнажил шпагу. Рыцарь усмехнулся и занеся над головой топор, продолжал двигаться на них. Отан выпустил одну стрелу, вторую, но стрелы просто отскочили, от медленно шагающего исполина, не причиняя ему никакого вреда. Рыцарь сделал последний шаг и засмеялся ржавым голосом. Апрель в отчаянии кинулась на него и схватила монстра за свисающую свободно левую руку. Ладошки её упёрлись во что-то напоминающее рычажок, торчавший из перчатки Рыцаря. Она со всей силы вжала рычаг внутрь, и... Рыцарь замер, не донеся свой топор до её брата и друга несколько сантиметров.
Испуганные, бледные Майкл и Отан бросились к не менее бледной и перепуганной девочке.
- Что случилось? Как ты остановила его?
Апрель дрожащей от волнения рукой показала им на рычаг в перчатке железной статуи.
- Видимо, железный стражник охраняет вход в подземелье и только твоя храбрость и сообразительность сестрёнка спасли нас с Отаном от гибели. - Майкл благодарно склонил колено перед Принцессой.
- Да какая там сообразительность, случай помог.
- Ну не скажи. Еще чуть-чуть и железный болван зарубил бы нас в рассвете лет. Отан опасливо потрогал отточенное лезвие поникшего топора. Вот бы Старший воспитатель обрадовался. В следующий раз, прежде чем открывать двери надо быть осторожнее. Дорого бы я дал знать, как эта жирная особа, господин преподаватель - предатель миновал подобную ловушку, да и вообще узнал об открывающемся каминном проходе. Ну что, он подмигнул Апрель, открываем следующую дверь? Надеюсь, больше сюрпризов не будет, а то придётся сюда пушку тащить.
Скрипнули железные петли, и взору детей предстал туннель, уставленный кованными старинными, нет древними, нет просто древнейшими сундуками. Отан распахнул ближайший. Сундук был полон драгоценностей. Второй сундук, третий... Распахивались крышки и взору друзей представали драгоценные камни и ожерелья, груды золотой и серебряной, покрытой уникальными узорами посуды, холодный блеск платиновых монет неизвестных стран, времен и династий, смеялись причудливой игрой бриллиантов древние короны давно ушедших Королей, мерцало усыпанное самоцветами оружие. Изумительные картины в золотых и массивных серебряных рамах, старинные книги в кожаных переплётах, глиняные, покрытые письменами и запечатанные печатями сосуды, от которых так и несло колдовством и многие, многие другие сокровища.
- Сколько же здесь богатства! Это в сотни раз больше, чем Королевская сокровищница имела в лучшие свои годы! Принц смотрел на бриллиантовую голову в натуральную величину, выточенную из цельного алмаза. Голову венчала тонкая полоска, из чёрного метала, украшенная письменной вязью неизвестного языка.
- Надо обязательно привести сюда Пифагора - Отан вытер пот со лба - никогда не думал, что перебирать золото, платину и самоцветы тоже тяжёлый труд. Сами мы во всех этих книгах и манускриптах с сосудами не разберемся. Ну, сокровища понятно - в казну, а картины? А за другими дверями что? То же самое?
- Согласен, Пифагор здесь просто необходим. Принц положил в обтянутую коричневой кожей сумку бриллиантовую голову, и дети пошли к выходу.
Проходя осторожно, и с опаской мимо железного рыцаря, Апрель остановилась:
- Ну что, болван, не защитил ты от нас ни двери, ни себя, ни богатства свои?
Но каменные, плотно сжатые губы не произнесли ничего и лишь когда бездушные глаза увидели спины друзей, в них промелькнула Злоба, хитрая и мстительная. Видимо древний рыцарь был не такой и бездушный…

***

Через два часа вместе с Пифагором и отрядом вооружённых мальчишек и девчонок Майкл и Апрель одну за другой осматривали галереи, находящиеся за дверями подземелья. Но к их огорчению некоторые из дверей так и не удалось ни открыть, ни взломать.
- Ничего не понимаю - старый математик внимательно просматривал книги и рукописи, которые то и дело приносили ему дети. Я просто не знаю языка, на котором они написаны. В Королевстве несколько языков и наречий, я их все прекрасно знаю, это не тарибский язык, ни даже древнетарибский, ни один из ста семнадцати известных в настоящее время мёртвых языков. Порой мне кажется, что это вообще не язык или язык, рождённый не на этой земле. Ну да ничего, перетаскивайте всё в библиотеку, буду разбираться. Похоже, всему этому не меньше нескольких веков, если не тысячелетий, и насколько прекрасно сохранено. Картины не в плесени, книги не сгнили. Просто поразительно. Откуда такое богатство. Изумруды, жемчуга, бриллианты, алмазы, сапфиры, рубины, золото, платина, серебро. Я знаю всего две страны: Королевство и государство Тарибов. В основном все используют один общий язык. Когда-то, в силу отдалённости той или иной провинции некоторые города использовали и другие языки. Они не сильно отличались от нынешнего, который, в общем - то, является сборным языком, даже древние говорили почти так же как мы сейчас. Других Королевств, кроме нашего на планете нет, да и если где-то и существуют неизвестные острова и земли, мы о них никогда ничего не слышали, никогда никто не приплывал из-за огромного океана, омывающего своими водами берег нашей земли.
С другой стороны Королевства тянется бескрайний лес. Думаю, что он тоже безжизнен. Никогда, за всю историю Королевства, со стороны леса никто не приходил. Самые выносливые лесничие не знают где у него конец.
- Ваше Величество, Король Майкл, я теряюсь в догадках, попробую поработать над книгами, но думаю, что это не просто письмена, а шифр и раскрою я его не скоро.
- Отан, смотри какое красивое ожерелье, правда? - Апрель красовалась перед зеркалом в древнем платиновом колье. Маленькие птицы с жемчужными глазами клевали сапфировые и рубиновые ягоды в обрамлении изумрудов, изображающих листву и траву.
Отан густо покраснел. Ему давно нравилось быть другом этой весёлой и умной девчонки - Принцессы, а сейчас в своём платье с древней короной и необычном ожерелье она представилась ему самой прекрасной в мире.
- Какая ты красивая, Апрель - сказал Отан и сам смутился от своих слов.
Вдруг внимание его привлекла блестящая коробочка, выпавшая видимо из какого-то сундука и лежавшая возле ног Принцессы.
- Смотрите, такая же как Олав нашёл в лесу.
Апрель подняла коробочку. По тёмной матовой поверхности пробегали мерцающие огоньки. Принцесса открыла крышку. Маленькие разноцветные, словно детские, бусинки.
- Возьми Отан на память о сегодняшнем дне, может ты разгадаешь их предназначение и происхождение, и как они связаны с местом, где убили нашего папу.
- Спасибо, Ваше Высочество, я всегда буду носить Ваш подарок с собой -Поклонился мальчик - Возможно он когда-нибудь раскроет свою загадку и станет для меня талисманом, хранящим от беды и опасностей.
Если бы Отан знал, что слова его вскоре окажутся пророческими и эта маленькая коробочка спасёт не только его, но и весь их хрупкий мир.

***

Вечером Майкл и Апрель собрали Олава, Отана, Кори и ещё пятнадцать других генералов мальчишек и девчонок на Королевский военный совет.
Отан горделиво сидел рядом с Апрель. На его шее красовалось красивое ожерелье из разноцветных бусинок. На руке Апрель красовалось не менее красивый браслет из таких же бусинок.
- Прошла почти половина месяца со дня попытки государственного переворота и смерти нашего Короля - Начал Майкл - Мы имеем миллионную Армию, состоящую из мальчишек и девчонок. Она была бы ещё больше, но мы не имеем возможности, содержать такое количество детей в одном месте. Школа переполнена, продовольствия еле хватает. Правда, все одеты и вооружены, но мы дети. Об этом надо помнить и не забывать. По непонятной причине всё население старше шестнадцати лет не хочет идти в Армию. Зато они не отказываются ни от какой работы, кроме службы в войсках. Города практически остались без охраны и защиты. Граница с государством Тарибов открыта. Сами Тарибы сейчас территории Королевства. Вы знаете, поступили сведения, что огромное их войско с детьми, стариками и женщинами, разметав пограничную стражу, углубилась в леса наших земель и пропала. Никаких сведений о судьбе Тарибов и их дальнейших действиях получить не представляется возможным. Поэтому я, как Главнокомандующий приказываю каждому из генералов возглавить пятьдесят тысяч детей и обеспечить охрану и нормальное проживание населения во всех тридцати наших заселённых провинциях. Северные земли останутся без прикрытия, но там давно уже никто не живет. Таким образом, каждому из Вас достанется работа в двух провинциях. Я понимаю, что наш возраст очень юн и многим солдатам и офицерам нет и десяти лет, но страна не имеет сейчас других защитников. Вам, продолжал Майкл обращаться к генералам, придётся не только защищать, но и руководить взрослыми, на которых я уже не могу положиться, после случившегося предательства и их отказа взяться за оружие для защиты Королевства. Всего пятнадцать взрослых стражников во главе с Олавом, вот и все, что осталось от прежних Королевских войск. Остальные восемьдесят тысяч стражников или погибли в восстании, перебив друг-друга или изменив Королевской присяге ушли в леса и мы так же не имеем сведений о их дальнейшей судьбе.
- Тебе Олав, я приказываю забрать оставшихся взрослых солдат, и ещё пятьдесят тысяч детей. Обеспечь охрану границ между нашим и Тарибским государствами. На сборы я всем даю два дня. Пятьдесят тысяч детей останется защищать дворец и Королевскую сокровищницу. Сто пятьдесят тысяч я поведу с собой на поиски предателей и Тарибов. Зло будет наказано. Всё говорит о том, что враги находятся в районе Проклятого Замка. Заодно и проверим слухи и легенды о его существовании.
Если у кого есть вопросы, можете их задавать.
- Ваше Королевское Величество, позвольте мне пойти с Вами, хоть рядовым. - Маленький генерал Кристофер с надеждой смотрел на принца. - Мои дивизии может возглавить брат Кори - Ларк, он один из самых лучших офицеров в моих отрядах и сможет стать прекрасным генералом
.- Ну что же - Майкл посмотрел на Апрель- Если начальник штаба не возражает?
- Не возражаю - Апрель в знак согласия кивнула головой.
- Я не против тоже, только генеральского звания извини, лишать тебя не буду, опытные офицеры у нас на вес золота, а я помню твою храбрость при подавлении попытки переворота. Так, что быть тебе генералом Королевства до конца дней своих. - Принц похлопал Кристофера по плечу - ну шучу, шучу, хотя если после ареста предателей и выдворения Тарибов из наших земель ты останешься на государственной службе в том же качестве, что и сейчас, я буду очень рад.
- Ура! - Кристофер от восторга запрыгнул с ногами на кресло, но смутившись своего порыва, быстро сел обратно.
Дети рассмеялись.
- С таким другом мне и чёрт не страшен. - Кори крепко пожал руку Кристоферу, - спасибо за брата.
Сидевший между камнями стены, чёрный, как уголь чертёнок, с белыми рожками недовольно поморщился. Чертёнка в Королевский дворец привезло Зло. Оно посылало его туда, куда не могла проникнуть само, и заставляло подслушивать разговоры обитателей дворца. Чертёнок жил на старом пустыре за городом, очень любил кататься на бродячих котах. Катался он по ночам по всему городу и постоянно устраивал горожанам всякие пакости. Прогрызал дыры в развешенном белье, рассыпал мусор перед лавками и магазинами. Чертёнок до того расшалился, что укусил лошадь Главного Королевского Полицмейстера. Та сбросила своего хозяина в лужу и неделю хромала. Так бы чертёнок и жил дальше мелким врединой, если бы Зло не поймало его и не заставило работать на себя. Смейтесь, смейтесь, пробормотал Чертёнок. Вот выросту и стану Чёртом, всех напугаю. На самом деле Чертёнок давно уже относился к детям с симпатией, и Зло ему порядком надоело. Каким должен быть взрослый настоящий Чёрт он тоже не знал. Семью свою Чертёнок не помнил, похожих на себя созданий, никогда не видел, и как он оказался в городе тоже не знал. Из раннего детства был только бродячий цирк и клетка, которую он делил вместе со старым кудрявым львом. Однажды, во время городских гастролей, лев сжалился над Чертёнком и, сломав два прута, клетки выпустил его на волю. Так Чертёнок и оказался в Королевской Столице.
- Между прочим, - Кори повернулся к Принцу - Дивизии этого маленького генерала на вчерашних учениях заняли второе место, а ведь там самые юные солдаты.
- Хорошо, что нашлись дополнительные сокровища в королевских подвалах - Апрель обвела взглядом генералов - Каждому из Вас Королевский казначей выдаст по десять сундуков с золотыми и платиновыми монетами. Ремесленники в городах уже давно ждут свою зарплату, как бы не было бунта. Надо расплатиться за одежду и оружие для Армии, а с фермерами за продовольствие для детей и корм для лошадей. И мальчишкам с девчонками надо выдать жалование, они ведь теперь состоят на Королевской службе, а им даже мороженое в увольнении купить не на что. И еще, я приглашаю всех на торжественный ужин, завтра в двенадцать часов дня по поводу подведения итогов и отправки войск в Провинции. Спасибо за внимание.
- Ну, если вопросов нет - Майкл взглянул на каминные часы, - предлагаю разойтись по местам службы. Олав я попрошу тебя остаться.
- Слушаю Вас Принц, Олав встал возле стола заседаний, почтительно сложив руки по швам.
- Садитесь Олав. Вы пробовали взломать оставшиеся двери в подземелье?
- Да, Ваше Высочество, но они не поддаются.
- А железного рыцаря убрали?
- Мы отнесли его в Королевскую тюрьму, в самую крепкую камеру, благо кормить его не надо, надеюсь он не разрубит решётку и не выберется из заключения. Правда, мы не смогли отобрать у него топор. Прямо железная хватка.
- Я ещё не встречал подобных механизмов, а Вы Олав? - Принц испытующе посмотрел на начальника стражи.
- Я видел однажды нечто подобное - понизив голос и оглядываясь, прошептал Олав – Но, Ваше Высочество, это очень страшная история и Король в своё время взял с меня клятву, что я никому не расскажу её.
- Отец умер - Майкл тяжело вздохнул -ты присягнул мне и я своей властью освобождаю тебя от клятвы, данной Королю Самуилу. Рассказывай.
- Однажды, несколько лет назад - Олав опять оглянулся, - я ездил на дальние пограничные посты стражи, это было примерно в двух тысячах миль от Дворца. Поездка моя была секретной, инспекторской, о ней знал только Король Самуил. Когда я приехал на пост, я не нашёл там ни одного стражника. Семьсот тридцать человек просто пропали. Оставшиеся следы говорили не просто о сватке, о битве.
- И что? Майкл перебил Олава. Возможно, на них напали разбойники в большом количестве или Тарибы, они ведь тоже сильные и хорошие воины, внезапность плюс, численный перевес и вот результат?
- Всё это так, Мой Король, но возле казарм было множество следов отпечатков необычно огромных сапог, словно там ходили великаны, а главное! Неподалеку я нашёл огромный железный топор с погнутой рукоятью. Точно такой же, как у рыцаря в подземелье. На пост мы потом направили новых воинов. Численность стражи там удвоили, но, слава Богу, нападений подобных произошедшему не было.
- Когда ты говоришь, это случилось и где? - Майкл разложил перед Олавом карту постов.
- Это было восемь лет назад, а находился пост вот здесь, Олав ткнул пальцем в один из самых дальних фортов в глубине леса, называемого Тайга. Король Самуил очень переживал, что если хоть слух о подобном сражении достигнет ушей солдат, то очень трудно будет искать добровольцев на дальние рубежи, ведь они всегда тяжёлые из-за отсутствия дорог и человеческого жилья, а тут почти и шансов на выживание не оставалось. Семьсот тридцать человек пропали? Жуткое дело. Смотрите, Король! Этот пост рядом с тем местом, где ранили Вашего Отца. - Олав взволновано зашагал по залу советов. Опять всё сходится у проклятого замка. Пожалуй, надо взять с собой Пифагора. Без его знаний не обойтись. Что скажете Ваше Величество?
- Я согласен с тобой Олав. Пифагор в походе будет просто необходим.

***

А в это время Пифагор пытался разгадать тайну книг, найденных в подвалах Дворца и расшифровать их код. Более пяти тысяч различных рукописей было принесено им и детьми в Королевскую библиотеку. Все они были пока недоступны в своей тайнописи. Сотни различных кувшинов, запечатанных жёлтыми оплывшими печатями, и облепленные пыльной паутиной были доставлены в лаборатории Королевского мудреца, расположенные в дальнем крыле Королевского дворца. Это было одно из старейших крылье. Построено крыло было в незапамятные времена. Теперь там никто не жил, и вся постройка перешла по Королевскому указу в распоряжение математика ещё при Короле Самуиле. Учитывалось, что Пифагор был не только великим математиком, но и отличным знахарем и доктором, готовившим всевозможные лекарства и микстуры от всех болезней. Дворцовые стражники и слуги боялись появляться в этих заброшенных залах, уставленных статуями античных воителей, увешанных древним оружием и головами давно вымерших животных. Поговаривали, что именно в этом крыле собирались приведения со всех концов Дворца. Кое-кто из слуг, отважившихся попасть сюда по делам службы инвентаризации, даже клялись, что своими глазами видели тень самого первого Короля страны, которого предательски отравил четырёхрукий брат, чтобы завладеть престолом. У брата первого Короля действительно было четыре руки. Дело в том, что он был на самом деле приёмным братом. В детстве его, четырёхрукого, нашли в пустой лодке рыбаки. Они, приняли его за божество и отнесли Княгине Матери. Та и сделала его приёмным братом своего родного сына. Нравы древнего времени делали правителей жестокими. Братья войнами подчинили себе все остальные княжества будущего Королевства, сделав их Провинциями. Ну а потом и сами не поделили власть.
Правда это было или нет, но место слыло дурным, было заброшенным. Зачастую только Майкл и Апрель навещали старика, чтобы послушать его сказки. Приведений они не боялись, правда и не встречали их тоже. Многие из залов и комнат были заставлены колбами и ретортами, спиртовки синели пламенем. Однажды Пифагор признался детям, что он сделал столько интересных открытий в своих кабинетах, что уже и не помнит идей первых из них. Во всём Королевстве ему были очень признательны за изобретения ружей и пистолетов, но как раз это и радовало его меньше всего.
- Если бы я открыл лекарство от старости или смертельных ран - говорил не раз математик Принцу с Принцессой, - то это было бы величайшим событием, а оружие - тут Пифагор делал такое лицо, что становилось весело даже старому филину, сидящему на его кресле.
- Оружие ещё никому не приносило пользы - ворчал учитель, помешивая в своих колбах. Там бурлило и кипело, старик удовлетворённо причмокивал и сощурив правый глаз иногда пробовал получившееся на вкус. - Вот если бы я сварил медовый напиток, продлявший жизнь.
- Пифагор - спросила как-то старика Апрель - А правда, что по ночам у тебя по залам ходят приведения?
Ходят, - ответил тот с обезоруживающей простотой - но как раз в этом нет ничего загадочного и необычного, приведения известны с древнейших времён и хотят люди того или нет. Они существуют. Вот если бы кто-нибудь сказал мне, что находится на звездах, светящих нам из глубин космоса? - тут он обязательно приглашал Апрель и Майкла по очереди взглянуть в телескоп. - И если кто - нибудь - Математик вытаращил глаза - сказал мне, где находятся мои очки?
Филин, смеясь, заухал.
- Вы опять шутите, учитель - Апрель подала Пифагору очки - Вы на них сесть хотели. А на звёздах никого нет, они маленькие и сделаны из стекла, нам на уроках объясняли.
- Головы у ваших преподавателей из стекла. - Пифагор полез в шкаф - Если звёзды из стекла, то почему с неба на головы математиков падают такие предметы? - Он достал с верхней полки оплавленный кусок железа. Между прочим, упало со звёзд и прямо мне под ноги, ровно сорок лет тому назад. Такого метала, не выплавляли в нашем государстве никогда, очень чистый состав. Нет, Апрель, звезды огромные, может быть даже больше нашего Королевства. Уж конечно не из стекла, и более того, на них возможно даже живут люди. Если, конечно это не птицы сделали. - Он перевернул железяку и на её обратной стороне Принц и Принцесса увидели две буквы и чёрточки вокруг”=DD=”.

***

Прошло два дня. Восемьсот тысяч детей, восемьсот тысяч мальчиков и девочек, восемьсот тысяч солдат были готовы к походу. Они были готовы идти защищать свои города, своих отцов и матерей, за свою страну и своих Короля и Принцессу, таких же детей как они сами. Серьезные озабоченные лица говорили сами за себя, дети повзрослели. Повзрослели душой, на них лежала ответственность за судьбу всего Королевства.
Были сказаны последние слова, речи и приказы. Было прощание с жителями Столицы. Стройным шагом, отдавая честь, прошли дети и мимо украшенного цветами последнего пристанища, погибших в восстании с предателями, своих храбрых школьных товарищей. И каждый из участников этого парада поклялся на всю жизнь нести в своём маленьком сердце имена друзей отдавших за них своё детство.
- Мы отомстим - шептали маленькие губы, мы будем помнить Вас, стучали ещё не окрепшие сердца.
Под тревожный барабанный бой, Армия, разделенная на шестнадцать колонн, выходила из дворцовых казарм. Проходили мушкетёры и пехотинцы, проходили санитарные отряды и конница, одетые в полевые лёгкие мундиры стрелки и закованные в железные латы меченосцы. Проходили копейщики и лучники, синие накидки уланов, сменялись зелёными драгунскими френчами и малиновыми мушкетёрскими камзолами. Расшитые золотом сверкали разноцветные кителя и эполеты офицеров и генералов, гарцевавших на белых лошадях. Раздавались звонкие команды сержантов, капралов и старшин. Неокрепшие детские голоса тонули в шуме шагов, цокоте копыт, грохоте обозных телег и прорывались снова. Проплывали треуголки артиллеристов и кивера гусар, кепи сапёров и каски разведчиков. Каждую из колонн завершал обоз с деньгами, боеприпасами, продовольствием, лекарствами. Ну и конечно не обошлось и без повозок с мороженым, сладкой газировкой, шоколадом и конфетами. Дети есть дети. Даже в эту тяжёлую пору они оставались мальчишками и девчонками, любившими сладости и мороженное, больше казённых каш и супов.
Тяжёлые развевающиеся знамёна, украшенные серебряными походными кистями проплывали мимо обочин и посёлков Центральных Королевских Земель. Ржали кони, скрипели колёса пушек и повозок, и удивлённая дорога покорно принимала на себя многотысячные удары маленьких ног и подкованных копыт.

***

Проводив Армию Апрель, Майкл, Корри, Ачатай, Отан и Кристофер собрались у Пифагора в главной мастерской. Старая толстая крыса, смешно перебирая лапами, вылезла из своей норы в углу кабинета, возле полок с порошками и уставилась на детей красными бусинами глаз.
- Не бойтесь - математик поманил крысу пальцем и она, семеня, подбежала к нему, чихнув по дороге на наглую зелёную муху с перепачканными чернилам крыльями, развалившуюся на её пути.
- Это Грызун, ей уже почти восемьдесят два года, я отобрал её крысёнком у дворцовых собак. С тех пор она привязалась ко мне, правда не всегда ладит с мухой Рики, но всегда охотно следит со мной за результатами опытов. Иногда она приносит мне из своей норы всякий мусор, наверное, благодарит за молоко и печенье, которыми, я её кормлю, два раза в день. Иногда эта старая подруга даже приносила мне платиновые и золотые монеты, вроде тех, что Вы нашли в подвалах Дворца. - Пифагор наклонился и почесал крысу за ухом. Муха ревниво зажужжала у него за спиной, а крыса довольно попискивая, перевернулась на спину, требуя почесать ей ещё и брюхо.
- Можно, я её поглажу, не укусит? - Ачатай протянула Грызун руку.
- Можно - Пифагор подтолкнул поднявшуюся крысу к девочке - Иди, старушка, у тебя ещё один друг нашёлся.
Ачатай подняла Рики на руки, та довольная затихла и закрыв глаза начала храпеть.
- Ах ты, старая певунья - добродушно проворчал математик - я думаю, что под старыми лабораториями тоже есть подземные галереи, иначе откуда бы крыса приносила монеты. Или Грызун каким-то образом проникала в пещеры под Королевской спальней. Нору такой длины она прорыть не смогла бы, слишком стара, и не роют крысы таких длинных подземелий.
- Пифагор, а сколько лет Дворцу? - Кори аппетитно откусил кусок вяленого кальмара, принесенного с кухни специально для него Ачатай.
- Лет этак, тысяч семьдесят, по крайней мере, центральным башням, а этому крылу все сто тысяч лет будет. Крепкое сооружение. Кто его первоначально стал строить, не знает никто. Каждая эпоха добавляла свои помещения, свой стиль. Каждый Король нёс сюда свои завоеванные сокровища. Каждый главный архитектор Королевства пристраивал свои здания. Но я думаю, что предки Апрель и Майкла не первые владельцы Дворца. Наверное, они захватили этот Дворец после одного из многочисленных древних сражений.
Да и тот у кого они его захватили, были в лучшем случае тысяча сто десятыми владельцами дворца. Этот дворец возможно древнее земли, на которой он стоит. Я не удивлюсь, что его построили даже не люди. Никто и не имеет подробного плана подвалов и галерей. Разве, что Грызун знает точно, где какое подземелье, но она не умеет разговаривать.
Грызун приоткрыла глаза, словно осмысливая последние слова Пифагора, соскочила с колен Ачатай и, шлёпнувшись как кусок теста на пол, выбежала за дверь.
- Грызун, ты куда? Ачатай кинулась за крысой.
- Ачатай, не убегай далеко, - Кори опрокинув кресло, хотел поймать девочку.
- Я рядом, не волнуйся, только Грызун найду, обернувшись, крикнула Ачатай и дверь за ней захлопнулась.
- Она такая непоседа самостоятельная, сил нет - Кори опустился на диван.
- Да с ней не соскучишься - Отан пряча улыбку, рассматривал колбы на столе у Пифагора - Не переживай, никуда не денется, побегает и прибежит. В нашей бывшей стране девочек в её возрасте уже выдают замуж. Самостоятельность у нас, Тарибов в крови, правда, меня эти обычаи не вполне устраивают, какая невеста из маленькой девочки. Еще в куклы не наиграется, а уже домашняя рабыня, то подай, это убери. Всё жрецы. Мало им слуг, мало, вот они и законы под себя переделывают. Слава Погибшему Королю, приютил нас у себя, у Вас законы лучше и добрее, человечнее.
Скажите Пифагор, а Вашему искусству врачевания и чародейства можно научиться?
- Можно, только чародейства в управлении своим телом и внутренней силой никакого нет. Я уже вам всем об этом не раз говорил. Немало всё зависит от расположенности человека к тем или иным знаниям, ну и от случайности кое - что зависит. Я думаю, что если бы не хлебнул таинственного напитка, сваренного древними владельцами кувшина тогда, в подвале, когда был ребенком, возможно из меня бы не получилось ни врачевателя, ни учёного и конечно я не жил столь долго.
Кстати я не нашёл среди принесённых кувшинов ни одного открытого, а помню как сломал печать на одном из них двести с лишним лет назад, когда пил напиток. И железного рыцаря я тоже не помню. Конечно, возможно мы не дошли до него с отцом, но откуда взялся кувшин? Тогда сосуды стояли в коридоре, а сейчас вы нашли их за дверями дальнего зала. Не думаю, что кто-то из дворцовых слуг переставлял их. Королевская спальня всегда охранялась как сокровищница, лишних и чужих людей не допускали до покоев правителей. Даже я присутствовал при лечении их Величеств, всегда в окружении стражи, во избежание покушений. И если кто-то нашёл сосуды, я знал бы об этом в первую очередь, все микстуры, вина, напитки, мёды проходят пробные тесты в моих лабораториях, во избежание врачебных ошибок и отравлений.
- Пифагор, а помните, Вы рассказывали сказку о крысином Короле. Я с удовольствием послушал её ещё раз - перебил старика Кристофер, забираясь к нему на подлокотник кресла.
- Ну конечно, мой маленький генерал, почему нет.
- Я всё - таки, пойду, поищу Ачатай, где это она заигралась, - обеспокоенный Кори решительно шагнул к выходу. - Сказки я всё равно не очень люблю. Нет, люблю, но свои, которые сам сочиняю, чужие не очень, - поправился он.
- Зря не любишь Кори, ведь в каждой чужой сказке есть доля новой истины и правды - Пифагор укоризненно покачал головой, - хотя на этот раз ты поступаешь правильно, беспокойство о друге весьма похвально. Иди, поищи непоседу. А остальные слушайте…
Крысиный Король, рождается один раз в тысячу лет. Нет ни одной крысы, осмелившейся нарушить его приказы. Вырастая до чудовищно огромных размеров, он обладает необычайной силой и горе тому, кто попробует встать у него на пути. Самая главная особенность крысиного Короля и его отличие от других крыс - это не только размеры, но и семь его голов.
Тысячу лет назад жил был один рыбак. Звали его Матис. Летом и зимой он ловил рыбу в холодном озере, лежащем высоко в горах. Рыба была необычайно вкусна, и от покупателей у рыбака не было отбоя. Пришло время, рыбак привёл в дом жену – Сваян. У них родилась прелестная дочурка Абигель, которая через восемнадцать лет выросла в очаровательную девушку.
Матис, как и прежде, вывозил свой улов на городской базар сам и частенько оставался ночевать на постоялом дворе.
И надо же такому случиться, пожалел он больную крысу, на которую наступила лошадь, и привёз её из города к себе домой. Крыса вылечилась, привязалась к рыбаку и частенько плавала с ним в одной лодке, задумчиво глядя в воду. Дом его стоял прямо на берегу и надо сказать, что Сваян с Абигель катались там с нескрываемым удовольствием. Места были горные, красивые. Однажды, в выходной день, когда рыбак с женой и дочкой решил покататься по озеру, крыса бросилась ему под ноги и оскалившись не давала даже подойти к воде. Дошло до того, что она укусила рыбака за палец ноги. Матис, подумав, что крыса взбесилась, ударил её палкой и сломал позвоночник. Крыса жалобно запищала от боли и умерла, но перед смертью родила страшного, уродливого крысёнка с семью головами. А ещё через десять минут на озере поднялся небывалой силы ураган, которого никогда не было в этих местах. Свирепые волны ревели и бились в скалы, ломая в щепки растущие на берегу вековые деревья.
- Видимо старая крыса перед смертью наколдовала бурю - запричитал глупый рыбак, глядя, как волны разбивают его новую дорогую лодку о плиты причала. - Надо и крысёнка её раздавить - и Матис поднял ногу, занеся её над крошечным, розовым, многоголовым существом. - Я такого урода и не видел никогда, крыса и вправду была ведьмой, а я-то её от смерти спас.
- Отец! как ты можешь так говорить, закричала Абигель, схватив новорождённого и прижав его груди. Разве ты не понял, что крыса как-то узнала о готовящемся шторме и хотела спасти тебя и нас с мамой от беды.
Но рыбак не слушал дочь. Не слушал он и свою жену, которая умоляла его не убивать крысёнка.
- Если ты любишь этого уродца, больше чем родного отца, убирайся с глаз моих долой - ,кричал разгневанный рыбак - я отказываюсь от тебя, у меня больше нет дочери.
- И она ушла? - Апрель в волнении перебила старика.
- А что ей оставалось делать - Пифагор погладил бороду. - Тысячу лет назад нравы в семьях были очень строгие, и никто не смел, перечить родителям. Порой за это карали смертью. Да и история эта случилась в земле Тарибов.
- А у них и не за такое убивают, вздохнул Отан – Я - то знаю сам, кое - что помню, и отец много рассказывал. Порой голодному ребёнку, укравшему кусок хлеба, запросто могли отрубить руку, и это ещё считалось снисхождением и милосердием. Взрослому за подобное, рубили голову.
- А что дальше случилось с девушкой? Ей не отрубили руку или голову? - Кристофер беспокойно заёрзал на коленях у старика.
- Дальше? Прошло полгода, дом Матиса захотел купить один богатый Тарибский вельможа. Он решил построить себе замок на берегу озера, и ему нужен был именно участок рыбака, там был самый красивый вид из окон. Да и рыбак уже был стар и хотел перебраться в город. Жена его умерла от горя по пропавшей дочери, только и осталось у рыбака воспоминаний о прошедшем счастье, что написанный однажды весной, заезжим художником, портрет всей семьи.
Как увидел вельможа лицо дочери рыбака на портрете, так и влюбился в неё без памяти. Отдай ему Абигель в жёны и всё тут.
Матис сказал ему, что согласен отдать за богатый выкуп, но дочь он выгнал полгода назад и где она сейчас не знает. Скорее всего, заблудилась в горах, и её растерзали дикие звери, или она погибла под снежным обвалом.
- Ну а если Твоя дочь жива и я найду ее, ты дашь разрешение на нашу свадьбу? - не унимался богач - Я заплачу тебе мешок серебряных монет, -уговаривал он рыбака.
И тот, жадная душа, продал дочь, даже не удосужившись узнать, где она и что с ней.
- А без согласия отца, богач не мог жениться на Абигель? Например, по любви? - спросил с сомнением Майкл.
- Нет, мой Король, законы у Тарибов суровые и женщин у них не почитают за людей. Жену можно купить, не спрашивая её согласия, но вот согласием Отца семейства заручиться необходимо. Кстати этот закон жив до сих пор. И горе тому, кто его нарушит. Жрецы убивают любого недовольного указами.
Богач нашёл всё - таки дочь рыбака. Она жила в красивой долине и у неё был муж - молодой пастух Аскер, который спас Абигель от волков, когда она, выгнанная из отцовского дома, погибала в горах от холода и голода.
Вельможа хотел силой отнять у пастуха красавицу жену, ведь он купил её у отца Абигель и по закону имел на неё все права. На любовь наглый богач наплевал. Да и Аскер не имел от жрецов разрешения жениться на Абигель, он имел только согласие самой девушки и любовь в своём и её сердцах.
Спрятав плачущую жену за спину, и сжав в мускулистых руках пастушечий посох, Аскер решительно указал пришедшему Злу на дверь.
- Зло тоже было с Вельможей и его солдатами?
- Да мои друзья. Зло всегда там, где несправедливость. Оно так и норовит испортить всё хорошее, что есть в людях. Очень часто вместе со Злом приходит Злоба. Они раньше жили в чёрных лесах, и редко появлялись в Королевстве. Говорят, что особенно сильны эти существа были в древние времена, когда шли постоянные войны. Потом Королевство стало одним Государством, жители были дружны. Злоба и Злость даже заболели от отсутствия в людях плохого. Потом один из Королей, кажется Тихон четвёртый, заставил их и вовсе убраться из Королевства. Тогда Злобу и Зло было легко победить, их никто не поддерживал. Зло и Злоба очень любят питаться плохими поступками.
Вот и слуги вельможи обнажили сабли и решили убить непокорного юношу, решившего защищать свой дом и семью. А ведь среди слуг были и неплохие люди. Зло обмануло их сердца, а Злоба затуманила глаза и закрыла уши.
Но не тут-то было. Откуда ни возьмись, появилось огромное чудовище с семью головами, телом крысы и ростом со слона. Это был Король крыс.
Семь огромных пастей, полные жутких, острейших, похожих на сабли зубов и четырнадцать глаз, горящих рубиновым огнём, могли напугать кого угодно. Вельможа и его слуги, теряя оружие и смелость, в страхе бросились удирать кто куда. Даже Злоба и Зло, испугались.
Они прибежали в город, к Тарибским жрецам и стали жаловаться на пастуха, что он не соблюдает законы золота и серебра, поставив выше них законы человеческого добра.
Жрецы в гневе выслали целую армию воинов, против влюбленных, нарушивших жестокие и немилосердные указы Тарибов.
Король крыс помнил добро. Он помнил, как Абигель согревала его в горах, отдавая последнее тепло и последние крошки хлеба ему, тогда малюсенькому беззащитному детенышу. Как дочь рыбака закрыла его собой от страшных волчьих пастей. Как Аскер разогнал волков, придя им на помощь, а потом выкормил его молоком овец. Король крыс решил защищать до последней капли крови тех, кто когда-то спас ему жизнь.
Семиголовый гигант созвал миллионы своих подданных и сородичей со всех концов земли. Серое полчище, живым ковром покрыло холодные горы Тарибов. Крысы не признавали Зла и Злобы. Крысы были верны своему крысиному Королю. Они знали, что должны быть вместе и только в этом их сила. Крысы вообще не признают никого кроме себя и себе подобных. Воинов тоже было великое множество. И они тоже были верны своим законам и Жрецам. Семь дней и ночей продолжалась жестокая и страшная битва. Семь дней и ночей сходились в схватке бездушные люди, возглавляемые Злом и преданные своему повелителю крысы. Любовь двух сердец и верность маленьких серых комочков воевали с жестокостью законов, презиравших всё живое и само право на жизнь. Обессиленные крысы под натиском людей, сотнями тысяч погибая под саблями, копьями, стрелами и топорами отступили почти к самому океану, но не бросили Абигель, Аскера и своего Монарха. Силы крыс и Тарибов конечно были неравны в пользу последних. И когда между Океаном и крысами осталась только узкая полоска песка шириной в сотню шагов, Король крыс посадил Абигель и пастуха себе на спину и бросился в волны. А крысы ещё долго сражались с Тарибскими воинами, не подпуская их к воде, чтобы те не смогли организовать погоню, спустив лодки. К ним на помощь слетелись летучие мыши и сбежались все, полевые и домашние мыши. Храбрость маленьких серых животных достигла такого предела, что Тарибы отступили. Их солдаты, в страхе и ужасе перед упорством крысинно - мышиной армии, бежали в свои города, и ещё долго вздрагивали от малейшего, даже мышиного писка в своих домах.
Короля крыс и Абигель с мужем больше никто не видел. Предания говорят, что они, скорее всего, затонули в Океане. Ведь всем известно, что никакой земли на другом конце Океана не существует...

Притихшие дети молчали, думая каждый о своём.
- Интересно, почему кроме нашего Королевства и государства Тарибов больше никаких стран нет. Вот раньше столько разных стран было, а потом древний Король всех завоевал, и стала одна большая. Так жалко утонувших влюблённых и Семиголового Короля. - Кристофер соскочил с коленей старика. - Ваше Высочество, Принц, сделайте меня адмиралом, и я найду вам новые земли. И так хочется верить, что Король Крыс и Абигель с Аскером остались живы.
- Кристофер, у нас и кораблей нет, только рыбацкие лодки. У Тарибов говорят корабли есть и большие, но неуклюжие и они не приспособлены к дальним походам, построены больше по глупости и Тарибской спеси, чем по необходимости.
- Пифагор, почему никто никогда не пробовал переплыть Океан? Я бы с удовольствием путешествовала по волнам под парусами Флота нашего Кристофера. А капитаном моей яхты назначила Отана. - Апрель улыбнулась - Отан, ты согласен?.
- Я был бы счастлив Ваше Высочество исполнять ваши приказы. Отан вежливо поклонился Принцессе.
- У нас нет искусных корабелов - развёл руками математик - Когда-то давно, многие Короли пытались построить флот, но из этой затеи ничего не вышло. Государства были разрознены, каждый сам по себе, многие не имели выхода к Океану, а значит, и выгоды в Океане не видели. У некоторых земель просто не хватало денег. У других денег было много, но мешали ссоры и войны. Так и не стали мы мореплавателями, даже когда Ваши предки и объединились в одно большое Королевство, за исключением Тарибов. Те могли бы построить хороший Флот, но их жестокие законы уничтожили почти всех учёных, врачей, механиков и инженеров.
Да и смысла в морских державах не было. Если из-за Океана никогда никто не приплывал, значит там, ничего нет. Дороги в Королевстве прекрасные, плыть в обход, нет никакого смысла, островов почти нет. На те, что рядом, переправляемся на паромах и лодках. Вот и у Вас, Ваше Высочество свои заботы и проблемы, где нам о Флоте размышлять.
Есть и ещё одна особенность Океана. На расстоянии трёхсот миль от берега, он спокоен и тих, бывают ураганы и шторма, но не так часто и много, а вот дальше сплошной круглогодичный шторм. Не то, что паруса в клочья ветер рвет, корабли как игрушки ломает и на косточки в пять минут разбирает. И так везде, куда глаз хватает. Сама природа против дальних путешествий по воде.
- Вы знаете, учитель, пройдет немного времени, мы обязательно построим хотя бы один настоящий корабль. - Лицо Апрель приобрело мечтательное выражение. - Ведь мне всего десять лет и так много времени впереди.
В этот момент дверь в кабинет распахнулась, и на его середину вбежал Корри. Вид у него был растерянный и испуганный.
- Пифагор, ребята, там... там... - Он не мог сказать от волнения ни одного слова и только рукой призывно показывал за дверь, где отблески горящих светильников освещали стены обветшалого коридора. - Там... сказка... я зря не верил... Ачатай...
- Что случилось, Корри? - Принц и все остальные выбежали в коридор, где им на встречу медленно шла Ачатай. Одной рукой она прижимала к себе Грызун, глаза которой были закрыты, а в другой...
Окружившим её друзьям сначала показалось, что все они попали в ту самую сказку, которую несколько минут назад им рассказывал Пифагор.
В вытянутой ладони Ачатай, тихо попискивая, лежал крошечный, розовый крысёнок и у него было семь голов.
- Что случилось? Где ты взяла крысёнка? - вопросы сыпались на Ачатай со всех сторон.
- Я побежала за Грызун и потеряла её из виду. Потом заглянула в одну из комнат и смотрю, среди сломанной мебели лежит наша крыса, а рядом пищит крысенок. Тут Корри подбежал и говорит, что это, наверное, его Грызун родила, она же такая толстая была. Корри отправился за Вами, чтобы помощь позвать, а я осталась. Вдруг вижу, за окном по карнизу кот крадется. Я испугалась, что он крысу и малыша съест, схватила их и удирать. Кот за мной погнался, большой, чёрный, ноги мне когтями поцарапал, тут Вы выбежали, кот Вас увидел, испугался и отстал.
Пифагор забрал из рук девочки, лежащую в обмороке Грызун, и направился с ней к лабораторному столу. Положив её на чистую салфетку, математик взял трубочку с воронкообразными краями, тонкий край приложил к уху, второй к брюшку крысы и стал слушать. Потом достал из стеклянного шкафа пузырёк зелёного цвета и капнул из него несколько капель Грызун в рот.
- Ну что ж - Учитель бережно положил крысу на кресло - Жить она будет, но старость берёт свое, слишком поздние роды. Молока у неё нет, а крысёнка кормить надо каждый час и согревать, иначе умрет. Грызун заботиться о нём не сможет – она стара. Пожалуй, я оставлю семиголового малыша в лаборатории. Проведу пару опытов, посмотрю, как развивается. Наука слышала о подобных аномалиях, видеть вот не видела.
Ачатай убрала ладонь с крысёнком за спину.
- Ваши высочества, - обратилась она к Майклу и Апрель - разрешите мне оставить малыша у себя. Пожалуйста.
- Мы не возражаем, - пошептавшись, повернулись к ней Принц и Принцесса, но ты должна помнить, что это большая ответственность и на какое-то время ты заменишь ему маму, от тебя будет зависеть не только жизнь крысенка, но и его отношение к окружающему миру.
Кстати, как ты его назовёшь?
- Я назову его - Орлион. Ачатай нежно погладила малыша.
- Молоко для Орлиона ты можешь брать на Королевской кухне в любое время. Кори, скажи отцу, чтобы он поставил крысёнка на довольствие.
- Конечно, скажу. Ачатай, пойдём прямо сейчас, покормим малыша. - Взяв девочку за руку, Корри отправился с ней на кухню.
- Ваше Высочество, - Пифагор поклонился Апрель - Вы приняли правильное решение. Я и сам хотел нанимать сиделку для Орлиона, у меня не так много времени следить за ним.
В это время крыса, лежащая на кресле чихнула и открыла глаза. Она беспокойно зашевелила носом и попыталась встать.
- Лежи, лежи старуха, - Математик сочувственно погладил Грызун. - Всё в порядке с твоим малышом. Спи, - повторил он ещё раз - Набирайся сил.
Грызун высунула язык и облизала палец математика.
- Иногда мне кажется, что крыса понимает мои слова. Мы так много прожили с ней рядом в одних лабораториях и часто делили еду на двоих. Между прочим, она мне однажды жизнь спасла.
Расскажите, Пифагор, мы не слышали раньше от Вас этой истории - Отан зевая, потянулся.
- Потом, мои дорогие, потом, Вы уже спите. Завтра, все истории завтра. Утро вечера мудренее.

***

Растущая тревога обнимала Королевство, раскинувшееся на многие тысячи миль с севера на юг и ещё больше с запада на восток. Этот древний кусок суши уже давно забыл о междоусобных войнах многочисленных прежних Королей, давно ушедших с дорог войны в иной мир.
Объединённое Королевство собрало под свои знамёна вечно ссорящихся правителей и объявило о создании Объединённых Провинций.
Каждая Провинция имел свои законы и суды, своих стражников, свои налоги, но подчинялись все в конечном итоге Дворцу Орлов, который и определял судьбу Королевства. Еще на востоке, в горах, прижатая к Океану находилась страна Тарибов, которая хотя и не воевала с Объединённым Королевством, но и не стремилось поддерживать с ним серьёзных отношений. Изредка Тарибы совершали вооружённые вылазки на территорию, подконтрольную Дворцу, предоставляли убежище всякому отребью и бандитам, грабящим честных граждан на далёких караванных путях и торговых дорогах. На все выдвинутые против них претензии, ноты протеста и обвинения, жрецы, правящие Тарибией отвечали, что они за действия отдельных отрядов и граждан, проживающих вне их городов, не отвечают. Все, конечно, понимали, что это не правда, но состояния войны было не выгодно ни одной стране. Приходилось мириться с наглой ложью и держать на границах Королевства многотысячную Рубежную стражу. Тарибы охраной границ себя не утруждали.
Ввиду удалённости гарнизонов от Дворца Орлов и затруднённости быстрой связи между ними, Армии у Королевства не было. Дабы не соблазнять отдельные Провинции прибрать войска к рукам и произвести переворот. Восстание не пошло бы на пользу Королевству, ведь известно: где война там горе и смерть, голод, ужасы, хаос и запустение.
Стража охраняла города и порядок в них, подразделялась по городам, была не многочисленна и подчинялась номинально Королю, а фактически местным губернаторам, которые наследными правителями земель не являлись, а выбирались общими собраниями.
Кроме местной Городовой и Пограничной Рубежной Стражи существовала ещё Центральная Стража и Лесная Стража. Центральная, располагалась во Дворце, по количеству стражников превышала все городовые войска вместе взятые. Магистраты Городов набирали стражников по контракту на пять и десять лет, в основном тех - кто показал себя ко времени набора только с положительной стороны и при наличии не мнение десяти поддерживающих характеристик.
Лесная стража охраняла границу Королевства и глухое и заброшенное пространство Тайги, своеобразных, густых лесов, тянущихся в глубь континента. Тайгу охраняли в основном по привычке и по традиции, чем по необходимости. Лесной гигантский массив с древних времён слыл опасным для жизни. Непроходимые заросли, бескрайние болота, дикие хищные звери, ядовитые змеи и страшные легенды о монстрах и чудовищах, живущих за болотами, делали лес почти непригодным для жилья. Почти, но... немало Королей всех времён и народов пытались отвоевать кусок свободной земли у Тайги и природы. Да под натиском вновь быстро вырастающих деревьев, и нападений зверей на новые посёлки, сразу же отступали. На месте выкорчеванных елей уже на следующий день, вырастало несколько других, и никакие пожары и топоры не могли прекратить этот буйный лесной рост.
Росли деревья быстро, достигая уже в первый месяц жизни восьмидесятиметровой вышины. Солнечный свет почти не проникал под их мохнатые лапы и сучья. Бесчисленные звери и насекомые казалось раз, и навсегда превратили Тайгу только в своё жилище.
Регулярные пропажи охотников, ушедших в тайгу, рассказы о немыслимых чудовищах немногих чудом вернувшихся, заставили остерегаться Леса и окружить его границу с Королевством плотным рубежом постов.
Предания гласили, что в центре Тайги, в чёрном лесу находится Мрачный Замок, сделанный из железа.
Именно оттуда, согласно легендам и расходились по лесу монстры, изгонявшие любого, желавшего проникнуть в тайны их мира.
Именно в эти сумеречные земли отправились Тарибы и присоединившиеся к ним предатели. Именно в Тайгу хотели проникнуть Майкл и Апрель, с Армией, полагая, что именно там они настигнут и накажут жрецов и бандитов, принесших их стране столько горя.

***

Прошёл месяц.
Принц не верил сказкам, рассказываемым о Лесе. Не верил он и в существование замка.
С одной стороны Королевства лежала Страна Тарибов. За этой страной был бескрайний Океан. С другой была такая же бескрайняя как Океан Тайга.
Была ещё принадлежащая Королевству Северная Земля. Она лежала за Страной Тарибов, через два горных хребта и тоже граничила с Океаном. Там было очень короткое лето и холодная длинная Зима. Говорили, что там даже бывает длинная ночь в несколько месяцев и Океан промерзает до самого дна на много миль вперёд.
В северной Земле жили те, кто любил дикие земли и приключения. Целые поселения Северных бродяг не желали никакой, даже мудрой Королевской Власти. Страной себя Северные Земли не считали. Завоёвывать их не было смысла. Поэтому Северные земли считались как бы Королевскими землями и как бы ничьими. По крайней мере, Тарибам они точно были не нужны. Тарибы любили тепло. Да и поживиться в Северных Землях было нечем. Там жили бродяги - романтики и суровые рыбаки с охотниками. Первые никогда не могли ничего скопить, вторых богатства просто не интересовали.
К тому же бытовало поверье, что тот, кто умудриться установить на Северных Землях свою власть, очень скоро потеряет всё, что имел ранее. Такой обмен никого из живущих в Королевстве не устраивал.
Веков пять назад, принц Варп, сын Короля Уртина восьмого, выпросил у отца две тысячи славных Королевских рыцарей и ушёл с ними воевать Северные Земли. С тех пор о нём ни слуху, ни духу. Как и не было. Говорят, что бедняги даже до Северных Земель не дошли. Так и замёрзли по дороге.
Видимо древние Короли, считал Юный правитель Дворца, были очень суеверны и недостаточно сильны, для освоения всего материка.
Ведь ни у кого из них не было войск больше пяти тысяч человек, а у них с принцессой для похода готово пятьдесят тысяч преданных ему и Апрель солдат и друзей, пусть детей, но и он ребёнок и смогли же дети организовать охрану границ, пусть и с помощью Олава. В городах они руководят и наводят порядок сами, взрослые так и не пришли к ним на помощь. Снова заработали мастерские, снова открылись магазины, учреждения и школы. В безопасности дороги и торговые пути, присмирели разбойники, ранее нападавшие на торговцев, кому охота связываться с огромными отрядами пусть детской, но стражи. Маленький Принц не знал, что страна Тарибов пуста, что предатели объединившись с преступниками, покинули окрестности городов и ушли в Лес.
- Апрель, послушай, что пишут наши генералы, отправленные по штатам - распечатывая донесения, позвал Принц сестру, расчесывающую свои прекрасные платиновые волосы. - Гордон из Мэстиса докладывает, что его полковники приказали всем учителям отменить плохие отметки и обязательное посещение уроков. Пишет, что он еле объяснил офицерам о пагубности этого поступка. Мало того, что дети каждый день вынуждены по четыре часа отдавать службе в войсках. Если они станут командовать учителями, сломается всякая дисциплина, и знания не будут востребованы, а нам очень нужно подготовить не только хорошо обученную армию, но и грамотных граждан своей страны.
- А в Ростине - Майкл развернул очередное письмо - три офицера, из артиллерийского отряда подогнали пушки к фабрике мороженого и под угрозой разрушения складов заставили директора целый день раздавать сладости и шоколад всем желающим.
- В Сминоке посадили в тюрьму директора кукольного театра, только за то, что он отказался пускать солдат на вечерние спектакли, под предлогом, что они ещё дети. Директора, конечно, выпустили, зато в соседней Провинции, узнав об этом случае, вообще перестали ставить спектакли для взрослых зрителей, боясь обидеть детские гарнизоны.
- Но в основном - Принц смахнул муху, усевшуюся на чернильницу - Всё идёт нормально. Я ожидал худшего. Помнишь как два месяца назад дети, узнав о предательстве взрослых, ехали к нам со всех Провинций. Пешком, на телегах, с попутными обозами, голодные, они искренне верили в нас и мы с тобой не обманули их ожиданий.
- Кстати Майкл, не забудь, сегодня ты хотел взять меня с собой на инспекцию нашей Армии, которую мы поведём в Тайгу на поиски Тарибов.
- Да, через два часа поедем. Корри, Отан и Кристофер отлично потрудились при подготовке солдат. Сама кстати увидишь.
Как твои тренировки по стрельбе из лука с Отаном? Пошли на пользу? Я помню, прошлым летом ты ловко сбивала шишки из рогатки в Дворцовом парке. Если и из лука ты так же стреляешь, я сам буду брать у тебя уроки .
- Лук конечно это не рогатка, хотя похвастаться всегда есть чем, сегодня обязательно тебе продемонстрирую всё чему научилась. - Апрель потянулась - Есть как охота. Ваше Высочество, Венценосный брат, Вы не хотите пригласить сестру на завтрак? - Она звонко щёлкнула принца по носу.
- Апрель веди себя серьезней, как ты обходишься с командующим самой большой Армии в Королевстве - рассмеялся Майкл.
- Ах ты, хвастунишка, просто ни у кого больше и армий-то нет... кроме конечно Тарибов – помедлив, добавила Принцесса с тревогой. - Ты ничего о них не слышал?
- Увы - Принц пожал плечами. С границ приходят донесения каждый день. Олав пишет, что всё спокойно и ни одного Тариба он и близко не видел. Просит разрешения провести разведку в глубь их страны. Я боюсь разрешать.
Если мы нарушим границы Тарибов, жрецы отдадут приказ атаковать пограничные отряды, а они полностью состоят из таких же детей, как и мы. Несколько, оставшихся с нами, королевских стражников с Олавом им ничем не смогут помешать. Ведь это будет просто резня, Тарибы не щадят врагов, даже если они дети. Во всей истории существования этого народа нет ни одного случая милосердного отношения к пленным. В лучшем случае, пленных использовали на каменоломнях, где они быстро умирали от непосильного труда и болезней. Победа и так достанется нам дорогой ценой. Я предвижу не просто потери солдат. Это будут потери друзей и одноклассников. Впереди бой с Тарибами, проникшими в наше Королевство и он будет жарким.
Хорошо, Пифагор прилагает все усилия, чтобы обучить детей заговаривать ранения и наращивать силу. Многого он, правда и сам не может. Вырастить новые руки и ноги или оживить смертельно раненого и Учителю не под силу. Зато уже все солдаты, идущие с нами в поход умеют заживлять на себе небольшие раны, царапины, шишки, ушибы и на целый час прибавлять себе силу, превышающую в два раза силу взрослого воина, правда, всего один раз в день.
В дверь постучали.
- Кто там -, Майкл и Апрель, открывающие в это время окна, спросили хором.
- Это мы, Ачатай и Корри.
- Заходите оба.
Свежий ветер ворвался в комнату вместе со звуком открывающейся двери, закружил сквозняком по комнате и начал с щёлканьем трепать занавеси.
- Как у Вас красиво - Закружилась вместе с ветром Ачатай и солнечные зайчики, отраженные от её многочисленных браслетов запрыгали по стенам.
- Доброе утро, Ваши Высочества, - Корри отдал честь Майклу и Апрель.
- Орлион, подожди за дверью. Вот непослушный.
Семь крысиных голов лукаво ухмыляясь, просунулись в приоткрывающуюся со скрипом дверь.
- Куда Ачатай, туда и этот крысиный дракон, - Корри почесал Орлиона за ухом. - За месяц вымахал с теленка, молока не напасешься, а зубы...Ваше крысиное Величество, покажите свои пасти Принцессе.
Орлион открыл рот и дружелюбно застучал хвостом по ковру.
- Ну вот, полюбуйтесь. - Корри достал из кармана и протянул Орлиону конфету. - С палец величиной каждый зуб.
- Зато он добрый. Ачатай подбежала и запрыгнула на Крысиного Короля. Он меня катает, а ты, дорогой Кори, его постоянно конфетами закармливаешь. Ваше Высочество запретите ему кормить Орлиона конфетами, а то он уже ни в одни двери не пролазит. Скоро придётся ему в парке отдельный дом ставить, а мне нравиться, когда он со мной в одной комнате живет. Он меня охраняет Правда, правда - Ачатай замахала руками. - Помните чёрного кота, который за мной гнался когда крысёнок только родился? Так этот жирный вор забрался в мою комнату и хотел разорвать в клочья куклу, которую Корри мне подарил. Орлион загнал кота на самый большой шкаф во дворце и не отпускал до моего прихода. Правда, куклу кот всё равно со злости разорвал. Так обидно.
- Не горюй, я тебе новую сделаю -Корри помог Ачатай слезть с Орлиона -А семиголовый, добрый и верный. Кота даже не укусил, только напугал, мог ведь вообще съесть, тот его с мамой Грызун месяц назад не пожалел.

***

Гордый орёл осторожными взмахами крыльев пугал неторопливые облака в кружеве солнечного света и пугался сам увиденного внизу.
Полки стопятидесятитысячного корпуса Армии детской стражи под руководством Отана разворачивались в боевой порядок.
Перед ними на разгорячённых конях, нервно бьющих копытами в тёплую пыль земли, сидели те - за кем мальчишки и девчонки, впервые надевшие военную форму два месяца назад, должны были идти в глухие и дремучие леса, для уничтожения армии Тарибов, вторгшихся в Объединённое Королевство.
- Друзья .- Принц привстал на стременах, - сегодня Вы покажете своё воинское умение и искусство. Пусть многим из Вас ещё нет и четырнадцати лет, пусть Ваши офицеры ещё два месяца назад играли с Вами в наши детские игры на школьных переменах. Вы не были выбраны специально для этого похода. Вся наша миллионная Армия, была готова пойти за мной и Апрель, на поиски Тарибов и предателей, чтобы отомстить за своих убитых отцов и друзей. Был брошен жребий, и судьба сделала свой выбор, указав на Вас. Пифагор учил Вас тайнам управления своим телом и внутренними силами. Олав дал Вам знания владения оружия и военного искуства. Покажите сегодня, на что способны Ваши, головы и руки.
Через два дня мы все выступаем в поход и Вы докажете Королевству, что и маленькие сердца, способны совершать огромные подвиги.
Да здравствует Королевство Объединённых Провинций, да здравствуют дети, оказавшиеся верными сынами и дочерьми своего отечества и достойными гражданами нашей с Вами Страны.
- Ура! Ура! Ура - громкий клич нёсся над рядами солдат. Гулкое эхо покатилось над замком, взметнулось ввысь. Орел испуганно дёрнулся и полетел, подгоняемый шумом детских голосов туда, где безжизненная природа в центре Тайги обнимала Таинственный Мрачный Замок Сталь и склонялась перед его могуществом.


***

Первыми показывали своё умение стрелки из лука. Гордость Отана - три полка лучников метали свои стрелы, в цель, не зная промаха. Апрель пускала одну стрелу за другой прямо в центр мишени висевшей между двух толстых ветвей зелёного дуба, росшего словно колонна на вершине холма.
- Да сестренка, учения Отана не прошли даром. Ты просто волшебница, даже несколько раз угодила одной стрелой в хвост другой.
- Принц, вы зря нахваливаете моё искусство, - смутился Отан. - Конечно я показал солдатам как пользоваться правильно луком и открыл некоторые секреты мастерства Тарибов по стрельбе из него, которые мне передал ещё мой отец, но... Настоящий мастер - это Пифагор. Вот кто творит полные чудеса. С помощью системы подготовки тела, которую он заставил выучить стрелков, мы все теперь попадаем в цель на расстоянии пятисот шагов, ни разу не промахиваясь.
- Да, Майкл, ты зря не ходишь на занятия математика по искусству владения своим телом. Я понимаю, что тебе не хватает на всё времени, ты управляешь огромной страной, постоянно проводишь заседания и совещания, но я боюсь, что без Пифагоровых знаний твоя жизнь в походе подвергнется непростым испытаниям и опасностям.
- Апрель, Отан, - Принц слез с коня - мне так хочется оставаться самим собой. Я ведь ещё, как и Вы ребенок. Мне всего двенадцать лет, а Пифагор предупредил, что его занятия очень непросты и серьёзны и могут состарить психику человека на многие годы, внешне оставляя его дитем. Правда учитель заверил меня, что после похода он постарается отучить детей от пользования этой тяжёлой и мудрой силой, но кто знает, удастся ли это ему.
- Не волнуйтесь Мой юный Король, знания, подаренные мной детям достаточно безвредны, если пользоваться ими недолгое время, месяц или два. - Подошедший неожиданно Пифагор протянул Майклу чёрный металлический круг, когда-то найденный в подвалах Королевской спальни на бриллиантовой голове. - Прошу Вас Принц пройти со мной в лаборатории, я хочу Вам кое что показать. - Математик махнул рукой в сторону дворца -Кажется я нашёл ключ к тайнам древних книг из подземелья.
Передав своего коня подбежавшему оруженосцу Майкл попросил Отана отыскать Кори и вместе с ним, под руководством Апрель, продолжить проверку подготовки войск.

***

- Зачем Вы сняли обруч с бриллиантовой головы, учитель и какое отношение он имеет к загадкам найденных в галереях рукописей?
- Понимаете, Принц я сегодня ночью уснул прямо в кресле, а Грызун как всегда хозяйничала у меня на столе, ну и задела бриллиант, принесённый Вами мне в подарок. Он упал на пол, хорошо не разбился, обруч с него слетел и крыса оказалась прямо посередине него. И представьте себе, - математик вынул Грызун из кармана - Она заговорила .
- Как заговорила? - Майкл уставился на крысу – На человеческом языке?
- Да, Ваше Высочество! - Пифагор положил крысу на руки Майкла. Вы и сами можете послушать, для этого надо посадить Грызун в центр кольца. - Математик накрыл крысу обручом. - Ну бабушка, скажите что-нибудь их Высочеству.
- Грызун посмотрела на Принца, зашмыгала носом и вдруг запела Королевский Гимн.
От растерянности Майкл чуть не уронил её на пол
- Пифагор! Как это понимать? Ну да Вы же говорили... А если одеть кольцо на голову человеку? Вы пытались надеть кольцо, на человеческую голову?
- Конечно, пытался. Осторожно Ваше высочество, здесь скользкие ступени. Этим входом и этим Буковым дворцовым крылом никто не пользуется, все поросло мохом и плесенью, но так короче путь до моей личной библиотеки. Я надевал кольцо на себя. Как настоящий учёный я не имел права не рискнуть собой. Сначала ничего не произошло, я же и так говорю по человечески, зато забыв его снять, я вам рассказывал про свой склероз. Так вот, когда я всё таки однажды забыл снять кольцо со своей шевелюры и взял в руки одну из книг, доставленных из обнаруженного Вами недавно подвала. Я понял, что могу читать эту древнюю рукопись. Обруч стал при моих мозгах чем-то вроде переводчика. Вы представляете Принц, он переводит все языки, я опробовал его на древнетарибских книгах и на других забытых языках, он всё переводит.
-Что же там написано, Пифагор, мне не терпится самому испытать обруч. - Майкл вынул крысу из обруча и одел кольцо на свою голову.
Лёгкая дрожь пробежала по его телу и исчезла в кончиках пальцев
-Оно несколько великовато мне – Принц покрутил кольцом вокруг головы - Его можно держать руками, где Ваша библиотека, учитель?
-Мы уже пришли - математик открыл небольшую жёлтую дверь, слева от коридорного окна, сделанного из наборного цветного стекла.

***

Треснутые стекла, изображавшие битву рыцарей с драконами задрожали, рыцари переглянулись с крылатыми ящерами и покосились на трещину, проходящую по диагонали.
Если бы Принц и математик обратили внимание стекло. Но наши герои повернулись к нему спиной и уходили по коридору в сторону полок с книгами.
Зато на стекле ожила нарисованная картинка.
- Когда-нибудь наша картина не выдержит, надо сказать старику, чтобы не хлопал так дверьми - синий рыцарь с красной перевязью через плечо озабочено поправил шлем.
- Так он тебя и послушал - зелёный шишковатый дракон лениво дыхнул огнём себе под ноги. - Ты когда видел, чтобы люди прислушивались к вещам окружавших их?
- Ладно Вам, давайте поиграем - маленький паж, сидящий на голубом ослике вынул колоду карт – Орах - обратился он к жирному дракону со стрелой, торчавшей из лапы - расскажи ещё раз о древних временах, когда только три пустыни правили миром.
- И не надоело Вам, одно и то же каждый понедельник - стройный трубач, окруженный свирепыми псами спрыгнул с коня – впрочем, всё равно делать нечего.
- Слушайте меня, люди – Оррах, раскачиваясь, между окруживших его рыцарей и драконов с картами в руках, величественно взмахнул крыльями.
- Орах перестань кривляться, рассказывай - подошедшие из леса пехотинцы, лежавшие на изумрудной стеклянной траве весело рассмеялись.
- Так я и говорю, слушайте - Орах прокашлялся - Многие тысячелетия назад Миром правили три Пустыни. Три огромных материка, окружённые Великим Океаном, залитые солнцем и засыпанные песком, с редкими оазисами и городами подчинялись этому самому песку.
Песок был живым, он был огромным мозгом, решавшим, кто имеет право на существование. Кроме песка на поверхности пустынь жили драконы и люди. Жили дружно, сопротивляясь смерчам и армиям барханов, заглатывающим города и оазисы.
Драконы плавили огненным дыханием пески, вокруг городов, люди засыпали стеклянную корку почвой, полученной от гнилых листьев пальм. В конце концов, изнурительная борьба надоела и людям, и драконам, и Песку. Пески отдали один материк людям и драконам, а сами отправились на другой конец Океана.
Люди с драконами перессорились, всем хотелось больше земли и места, несколько веков шли битвы, победу одерживали то одни, то другие. Людей рождалось больше и больше. Драконов, живущих по триста лет и рожавших детёнышей один раз в столетие, становилось меньше и меньше.
Последняя стая драконов, плюнув на войны и земли, однажды поднялась в воздух и улетела. Она, скрылась в дождливых тучах, отправившись на поиски пустынь, отпуская в адрес людей проклятия и брань, клянясь однажды вернуться и отомстить человеческому роду.
- Ну и долетели? - капитан пехотинцев, постучал костяшками пальцев по каске клевавшего носом знаменосца - не спать!
- Кто их знает, может, и долетели, Орах почесал крыльями, - делили всё, делили, мы вон на одном стекле нарисованные живём и то ссоримся, хорошо не умираем, а тут настоящий мир, кому еды не хватало, кому власти...

***

Майкл подбежал к стопке пыльных книг и открыл первую из них.
-Странные иероглифы, похожие на жуков скоробеев, исчезли. Вместо них на Принца смотрели буквы его родного языка. Буквы складывались в слова, но вот понять их смысл было абсолютно невозможно, некоторые слова были знакомы, но большинство слов, Майкл никогда не слышал, и что они обозначают, не имел ни малейшего понятия. Казалось, что это какая-то ерунда. На одно мгновение Принцу начало мерещиться понимание этой чепухи, но только одно мгновение. Он напрягся, пот потёк по его лицу
- нет, ничего не получается, не понимаю, - Майкл снял обруч. Казалось -понимаю… и ускользнуло. Буквы наши, а слов таких не знаю. Как нарочно запутали.
- Не огорчайтесь, мой друг. – Мы обязательно прочитаем эти книги. И я не Пифагор, если мы не откроем все тайны, скрытые в них.



-------------------------------------

...Детские Крики матросов, высаживающихся на берег, скрип уключин и визг цепей увлекаемых на дно чугунными якорями нарушили сонную тишину Северного берега. Загружались спускаемые на воду плоты провизией ,медикаментами и палатками. Офицеры хрипя и надрывая голосовые связки выкрикивали громкие команды руководя высадкой десанта на пустынный пляж. Мальчишки и девчонки ставили лагерь, разжигали костры и разгружали прибывавшие с фрегатов лодки и плоты.
Торжественный грохот салюта в честь прибытия из трёх тысяч шестисот орудий взорвал тишину весенних скал. Взметнулись вверх миллионы чаек, пронзительные крики которых испуганно бились о гранит нависший по обеим берегам двухмильной бухты.
Привыкшая к тишине подводного мира летом, шороху льда зимой Мать змея взвилась вверх, в ужасе ударяясь головой и клешнями о стены пещеры.
Пушки, сотрясающие воздух ломали на части её ушные перепонки.
Стремясь вырваться из заполненной какофонией звуков тесной пещеры, океанский монстр поднимался по скользким мшистым стенам своего убежища всё выше и выше, кольца её гигантского тела разматывались, хвост метался ,сбивая жалом на своём пути и саркофаг и железных воинов.
Стоило сверкающему хранилищу тайны падая стукнуться о дно пещеры как металлические рыцари пришли в движение. Слепые лица их украшенные бессмысленными улыбками повернулись к выходу из пещеры.
Давя обросших раковинами гигантских крабов, тщетно пытавшихся в обеспокоенной тревоге откусить ноги рыцарям, перерубая сопротивляющихся их движению жителей глубин своими острыми топорами, колонны из двухсот железных монстров ровными рядами выходили из пещеры и раздвигая воду двигались к бухте, где высаживались ни о чём не подозревавшие дети...




...”Тот, который знает всё” перелистнул страницу и откинул исписавшуюся ручку.
Настало ли время говорить правду.
Серая лента фривея”90" штата Вашингтон тянулась у подножия поросшей лесом горы.
Холодный снег на её вершине лизал пальцы “Знающего”.
-Ты возьмёшь рукопись и отнесёшь в город.
Славин поклонившись принял грязную тетрадь.
-Передай Дженди и остальным Домовым: настало время правды и мы найдём её. -Босые ноги “Того который знает всё”загребая снег понесли его горбатое тело к вершине горы. Чешуя рук играющая мягким голубым светом приливалась под холодными лучами звезд. Сплющенная голова окунулась в облако, дремавшее на вершине и “знающий пропал”...




... Болото цепко держало немые, застывшие лица детских статуй. Серый камень не мог переживать и всё же, глядя на фигуры маленьких солдат проплывающие в ночи, невозможно было не заметить страданий, выпавших на их долю.
Статуи шли одним им ведомым путём...



...Рассекая изумрудную свежесть волн, сверкая белыми от океанской соли бортами, гордо выпятив надутые ветром паруса флотилия под командой Кристофера из трёхсот кораблей направлялась с Южного берега Континента к Северному...




....-Вот это мы сейчас и проверим, раскрыв иллюминатор и выставив ствол ружья в окно Кристофер нажал на курок.
Острый, тонкий как игла луч света малиновой стрелой вонзился в одинокий утёс, возвышающийся из Океана в полумиле от бригантины. Словно невидимая сила взорвала пустынный огромный камень.
Доля секунды и на месте утёса лежала только бурлящая гладь воды...





...-Вы понимаете, -рассказывал математик детям на уроках, -половина всего находящегося внутри у рыцарей была живой, а половина -механической. Ни для кого из вас уже не является необычным заставить пуговицу на мундире расстегнуться саму собой или пообщаться с помощью телепатии с соседом по парте...




...Через полчаса, после того как последний разбойник исчез внутри стальной громадины и ворота захлопнулись ,Таинственный Замок открылся снова ,выпуская из себя волков и медведей идущих на задних лапах и вооружённых мечами и саблями.
Рассказчика трясло от ужаса когда он говорил об этом. Схватив себя за свалянные седые космы он дрожащим голосом повторял как бросился наутёк увидев своих друзей, превратившихся в животных. Как бежал без оглядки дни и ночи, ночуя на верхушках деревьев...




...только чудо могло спасти змей и Великую Мать от полного уничтожения.
Чудо появилось в виде детей, вышедших из леса.
Почуяв запах человеческого тела комары, вороны и псы рванули к маленьким людям в уверенности разорвать, растоптать, расклевать, сожрать их .
Жадные, глупые твари получили хороший отпор. Зазвенели тетивы арбалетов, засвистели стрелы, град пуль обрушился на кровожадных зверей, птиц и насекомых. Не понадобилось даже применять таинственное ружье, лучами которого дети пробивали себе дорогу через лес...




....Холодные дороги Космоса носили “Стальную Армаду” Объединённого Космического Флота по прошлым и будущим дорогам планет Вселенной зарождая на них миры и человечества, населяя хаос порядком и стабильностью, но что-то изменилось внутри него, и вскоре всё стало по другому. Сеющие добро превратились в насаждающих зло. Захваченные нечистью корабли Армады высаживались на планетах и меняли людей на себе подобных.
Домовые с трудом шли по их следам исправляя положение и вступая в многочисленные битвы с монстрами потустороннего мира.
Люди в этих битвах были третьей стороной и преследовали собственные цели. Корабли Армады избегнувшие захвата стали четвёртой силой и ими было принято решение о уничтожении миров.
Смотрящие поняли, что проморгали угрозу своему существованию. И если бы не дети, просто дети ,просто мальчик и девочка, из обычного города Сеаттл ,Майкл и Апрель...




..Спали города Континентов, спали сотни больших и малых Королевств. Миллионы лет менялась Земля. Рождались и умирали великие цивилизации. Обезумевшие люди спасались от извержений вулканов, войн, потопов, набегов, землетрясений. и других буйств Природы
Счастливые они праздновали и умирали опечаленые, устраивали праздники, революции и карнавалы. Домовые всегда были рядом.
Нет, мохнатые, сверкающие бриллиантовой шкурой маги и волшебники уже не делили с человечеством радости и беды. Они дали живущим, то что не смогла дать Гора, на которой были найдены первенцы людских поколений.
Огромное количество домовых жило в одних домах с людьми, но уже невидимыми. Люди слишком долго пытались воспользоваться их доверием и знаниями, ради своих корыстных целей. Домовые устали от лживых обещаний бесконечных тиранов, Королей, Царей, Вождей.
Они построили свой сказочный город на месте будущего Дворца Орлов, точную копию Города Земли, скрытого в будущих льдах Антарктики.
Сверкающий золотыми серебряными и платиновыми стенами, улицами вымощенными брильянтами с кулак взрослого человека, город оставался невидимым для людей как и сами волшебники.
Они договорились между собой не вмешиваться в борьбу безволосых тварей, найденных ими много сотен тысячелетий назад. Только бытовые проблемы людей отныне брались ими под контроль. Помощь в хозяйстве, сборе и хранении урожая, в охоте и рыболовстве. в умении работать и созидать домовые оказывали всем. Всем кто верил и не верил в них, но не забывал позвать с собой в новый дом.
Жадные люди неоднократно пытались выловить хоть одного домового и заставить его показать дорогу в магический город.
Никому и никогда этого не удавалось.
Кроме домовых рядом с человеком пытались поселиться и другие прежние хозяева планеты. Целая армия нечисти готова была занять дома людей не почитавших домовых.
Нечисть существовала на планете издревле, бок о бок вместе с домовыми и пока не появились люди обитала в болотах, гнилых лесах и других гиблых местах.
Нечисть была разных видов, бесы ,водяные, лешие, кикиморы, василиски и прочие.
Бесы, покрытые шерстью существа с головами похожими на козлиные и человеческие одновременно ,обладали рогами, копытами, хвостами и ходили на двух ногах и имели две пары рук.
Водяные покрытые болотной тиной жили в многочисленных прудах. озёрах, болотах, вместе с ними жили кикиморы, злобные косматые и нечёсаные ,пакостные монстры с большими как чашки глазами, горящими жёлтым огнём.
Поросшие мхом лешие, похожие на брёвна с руками и ногами сучьями находили себе приют в лесных буреломах и чащах.
Василиски-ящеры с лапами птиц и голубыми пронзительными глазами убивали одним взглядом, заставляя останавливаться сердце. Они жили в горах, среди камней.
И хотя все эти твари обладали колдовскими знаниями с домовыми они справиться не могли. Магические знания домовых останавливали любое зло страшных чудовищ.
Жили бесы, василиски, домовые, кикиморы и лешие сами по себе, ничего полезного не делали и постоянно очень искусно врали.
Время от времени тот или иной монстр ,поселившийся в доме человека, забывшего позвать по обычаю хранителя очага-домового на новое место жительства, высасывала из него силу и душу.
По ночам нечисть пугала людей, нашептывала им в снах всякие гадости и соблазны.
Много раз злые силы пытались объединиться с людьми и между собой и уничтожить домовых.
Злоба, зависть и жадность, коварство и глупость неразумных не давали им полностью договориться. Каждому хотелось урвать больший кусок от сокровищ, хранимых миллионами лет, добрыми волшебниками, ожидавших достойных приемников.
Домовые не раз разбивали полчища нечисти и загоняли её обратно в гиблые болота и леса, но проходило время и всё начиналось снова.
Домовые были очень мудрые и добрые существа и не хотели уничтожать полностью монстров, считая, что и они имеют право на существование.
Так продолжалось века, тысячелетия, текло время.
Раз глупые люди слушаются нечисть значит они заслуживают беды приносимые им.Если они убивают друг друга мы не должны вмешиваться. Домовые устали учить неразумное человечество и смотрели по ночам на падающие звёзды ,считая, что те более достойны внимания и созерцания.
Но однажды Звезда не упала как обычно в черноту ночи, сгорев.
Она падала и падала, приближаясь к Континенту и из неё исходило ослепительное белое пламя. Звезда упала на Вечную Гору, которая была одним драгоценным гигантским камнем.
Бриллиант плавился и горел. Исчезала святыня домовых, на которой они когда-то нашли первых людей.
Домовые закрывали в ужасе свои прекрасные глаза и плакали не в силах остановить происходившее.Они поклялись забыть о трагедии, дабы не омрачать свою память.
Через тысячелетия эти места остыли и покрылись болотами, которые окружал Чёрный Лес
Болота и лес появились за одну ночь. Даже нечисть не могла проникнуть на эту территорию и лишь немногие из них, пролетая над странным местом видели что на самом деле Звезда оказалась Железным Замком, раскинувшимся но многие Милли...

...Прошла неделя. Слух про силу Майкла, разнесся с быстротой продажи газет и телевизионных новостей.
Старшеклассники с уважением подходили к нему и просили пожать руку, в надежде посрамить хвастуна и считая что он не так силён как пишут.
Через день желающих попробовать рукопожатие уже не осталось.
Последний из старшеклассников, чемпион города среди школьников по бодибилдингу и армстрельнингу -Стэн, пытаясь сломать Майклу руку, ехидно улыбаясь, крепко сжал её и через секунду уже сам прыгал от боль, что есть сил дуя на свои покрасневшие и словно склеенные пальцы.
Ну а после того, как Майкл и Апрель вдвоём обыграли баскетбольную команду штата Вашингтон, приехавшую в школу ,где они учились раздавать автографы накануне очередного чемпионата, телефон в их доме раскалился до красна.
Папа и Мама не успевали отвечать на звонки теле и радио репортеров, гнали долой вездесущих газетчиков, а спортивные продюсеры подкарауливали их после работы и предлагали бешенные контракты.
В довершении ко всему известнейшая Голливудская Кинокомпания пригласила Апрель и Майкла на специальный выбор ролей в новом блокбастере о школьниках.
Дети развлекались как могли.
Волшебные палочки делали послушными их воле самых вредных учителей, полицейские на всех дорогах отдавали им честь, вместо того, чтобы высадить из новеньких Ломбарджини и Феррари..
Слон в зоопарке ,на потеху публике станцевал для Сьюзен и преподнёс ей сорванные с клумбы цветы.
Дедушка Бен и дедушка Самвел забыли про болезни и стали моложе на двадцать лет. Бабушка Саманта вдруг записалась в школу балета и умудрилась скинуть за три дня пятьдесят паунтов, без всяких неприятных последствий для здоровья. Тетя Лу, которая не видела даже бегемота в десяти шагах в ввиду своей близорукости, перестала носить очки и выиграла главный приз по стрельбе в тире на городских соревнованиях. Дядя Гарри наконец поймал в заливе красную рыбу своей мечты в триста паунтов веса и попал в книгу рекордов Гиннеса. Дядя Дэн выучился водить самолёт и нашёл хорошую работу на Аляске.
Волт, Барз, Боб, Кен и Зига сняли с шей свои серебряные цепи, подтянули штаны, сели за учебники и стали серьёзно готовиться стать лучшими в школе учениками.
Братья Боба и Барза вышли досрочно из тюрьмы за отличное поведение, причем брат Боба тут же пошёл работать санитаром в госпиталь Святой Магдалины, а брат Барза поступил на курсы проповедников.
По телевидению передали о том, что кто-то за одну ночь подкинул к дверям различных фондов, таких так “Фонд лечения больных СПИДом”,”помощи бездомным”,”помощи брошенным детям”и ещё более ста пятидесяти таких же других, по десять миллионов долларов, а одеяло в спальне Майкла и Апрель наконец-то заняло своё место и перестало валяться под кроватью.
Мама Роберта -Сара вышла удачно замуж за известного артиста и тот усыновив Роберта, буквально на руках носил свою молодую жену.
Папа Густав в одно прекрасное утро обнаружил возле крыльца их дома щенка собаки именно той породы, о которой он мечтал с самого своего детства. Щенок оказался ничей и самое главное, что мама, до этого всячески отрицавшая любое появление собаки в доме, заявила о своей симпатии к щенку, разрешила ему спать на диване и даже лично придумала ему имя.
Саму маму неожиданно очень повысили на работе и предложили стать ведущей моделью национального Дома Мод.
Чудеса продолжались за чудесами, время шло, а пропавший домовой так и не приходил...




...Тяжёлые жёлтые барханы песчаными волнами застыли разрезаемые сотнями полу засыпанных и покинутых пирамид. Остатки великолепных когда-то дворцов, возведенных рабами руинами возвышались под лучами палящего солнца.
Случайный взгляд летчика, волею судьбы пролетавшего над Великим городом Египта не увидел бы ничего кроме песка.
Путешественника, решившего отыскать сокровища города, духи покинутых фараонов кружа сбили бы с пути и высохшие останки его долго раздражающе валялись среди шипящих кобр и колючих кустарников.
Стадо шелковисто белых верблюдов с ослепительно чистой шерстью безразлично смотрело на появившуюся из воздуха пару детей...




...К этой планете приходили на покой корабли Космической Армады. Здесь они отдыхали и смотрели на своих ржавых предков разбитыми остовами устилавшими поверхность Тануды. Между забытыми и давно почившими десантными линкорами и ракетными крейсерами, грузовыми паромами и фотоновыми шлюпками лежали пушки и танки ,горы оружия и гранат, патронташи, миномёты, самоходные установки и бомбардировщики, штурмовые самолёты и вертолеты. Все это покрывал слой пыли и грязи, масел и топлива. Гигантские мутировавшие пауки, сколопендры, муравьи, жабы, скорпионы и прочие насекомые населяли мир покинутых войн. Армада не боялась насекомых. Что жалкие в сравнении твари могли противопоставить её мощи.
Мощи способной поставить на колени всю Вселенную и желавшую уничтожить весь мир...





...Спугнув разлегшегося на входе осьминога Майкл и Апрель медленно зашли в центральный зал. Вслед за ними, цепляясь лапами, обутыми в тяжёлые водолазные башмаки скафандра ,пыхтя и распугивая рыб вплыл домовой.
Словно вплавленная в белый мрамор пола широкая платиновая плита была покрыта многочисленными резными углублениями. В некоторых из них лежали фигурки птиц и зверей, похожие на ту, которую Апрель нашла в Пирамидах Города Фараонов. В других сияли бесценные, величиной с кулак бриллианты, некоторые углубления были пусты..
Найдя нишу напоминавшую по форме их найденную птицу сам не зная зачем, действуя словно интуитивно Майкл опустил туда невзрачную фигурку.
Словно задрожав, платина начала плавиться, оставаясь при этом холодной, самоцветы и фигурки потекли по кругу в платиновом кольце сталкиваясь и смешиваясь друг с другом.
В середине кольца, в открывшемся мраморе, покрытом письменами ширясь разрасталось отверстие в форме птицы, покрытое голубым бирюзовым налётом.
Вырвавшийся белый свет из него рассекая воду Атлантического Океана помчался вверх.
Заворожено смотрели дети как в огне появляются и уходят вверх изображения лиц их ровесников, одетых в военные мундиры..
Отверстие становилось всё уже,луч всё тоньше.
Вскоре платиновое кольцо снова застыло, превратись в плиту укрывшую собой письмена пурпурного мрамора посередине и только нарушенный порядок перемешанных бриллиантов, углублений и фигур напоминал о произошедшем.
-Красивые камни -нагнувшись Апрель поднесла руку к сияющему под её ногами алмазу, лежавшему в углублении “Великого Кольца”.
-Не трогай! -в отчаянии протянул к ней лапы Дженди.
Но было поздно. Вырвавшийся белый луч из расколовшегося внутри кольца открывшегося мрамора, оплел детей и домового, тесно прижав их друг к другу. Вырывая из пучин океана их тела, кольца луча подняли их над кипящей солёной гладью и застыли в вышине.
Окаменевшие от ужаса Майкл, Апрель и Дженди смотрели как из глубин океана поднимается Атлантида.
Остров качался на волнах и потоки воды стекали с его улиц в океан, смывая раковины моллюсков, водоросли и рыб.
На серебряных плитах словно вырастая ниоткуда стали появляться тысячи холмиков, покрытых бриллиантовой шерстью. Холмики росли и вытягиваясь выпрямлялись, превращаясь в домовых.
Возрождённыё из тысячелетий домовые вбегали во дворцы и выходя от туда вооруженными, строились в боевые колонны.
Армия магов и волшебников сверкая золотыми и платиновыми, покрытыми иероглифами, узорами и самоцветами доспехами, в титановых шлёмах, усыпанная жемчугами, вооруженная шпагами мечами и арбалетами смотрела на Восток.
С Востока к Атлантиде в клубах пыли и песка ,вырванный из пустыни,нёсся Город Покинутых Фараонов. Подлетев к острову он рухнул с шумом на волны взбивая грязную пену вокруг себя.
Визжащая и орущая Армия мумий, полубогов и монстров бросилась на шепчущих в преддверии битвы заклинания домовых.
Гиганты полубогов рубили проходы в рядах дворцов и башен Атлантиды, рушили колонны и арки, каскады висячих мостов и хрустальных куполов и падали поражённые стрелами домовых. Клинки впивались в бриллиантовые шкуры магов и резали на части бинты и лохмотья мумий и ссыпающихся из них жуков скарабеев.
Полуволки, полушакалы, полульвы рвали зубами домовых, рыча и круша их доспехи когтями лап.
Заклинаниями домовые тут же затягивали свои раны и с новой мощью накидывались на дьявольскую армию..
Вытеснив напавших чудовищ из Атлантиды маги продолжали сражение в Городе Фараонов.
Руки ноги и головы фараонов отлетали прочь, камни и плиты пирамид сминаемые сражающимися, словно стонали от рикошетных стрел. Убитые и растерзанные домовые, полубоги, монстры и фараоны падали в океан где оживали, омытые от вечного сна. Ожившие словно братья, как и не знавшие битвы, происходившей наверху строились в боевые когорты и боролись за вновь обретенною жизнь с обитателями океанских глубин, накинувшихся на них. Объединённые они с трудом отражали не ослабевавшие атаки акул, скатов, ящеров и прочих подводных чудовищ.
Гигантские осьминоги и кальмары рвали на части своими страшными щупальцами с присосками домовых и фараонов, отчаянно отбивающихся мечами, серпами, шпагами и саблями. Полубоги душили акул и своими пастями не уступали их страшным зубам.
Монстры Города Покинутых Фараонов бились с монстрами Океанского дна. Армии истребляли Армии.
Когда последние убитые упали с Острова и Города в Океан, где их истребили уже победившие жители солёного мира волн Атлантида и Город Фараонов столкнувшись обрушились друг на друга вздымая валы волн. Крошились и ломались земля и мрамор, золото и камень, Пирамиды и Дворцы. Куски разбитых убежищ магов и мумий в окружении остатков великолепия и роскоши строений медленно кружась опустились на дно и зарылись в ил. Кольца луча разжались и дети с Дженди полетели вниз, навстречу обломкам качающимся на волнах и пастям акул.
Тупорылые живые торпеды ринулись к барахтающимся в воде и вдруг развернувшись помчались прочь.
Навстречу утопающим, рассекая воду неслась боевая галера. Мощные руки скованных цепями гребцов, напрягая мышцы потных тел вскидывали тяжёлые, отполированные водой и мозолистыми руками вёсла и снова бросали их в струйную зелень волн. Одетые в грязные шёлковые шаровары надсмотрщики размахивая кожаными воловьими, с кусками железа на концах ,разлохмаченными хлыстами, кидали их плети на спины палубных рабов.
Сидящий на верхней площадке могучий заплывший салом бородач в окружении полуголых воинов прислушивался к барабанной дроби, которую выбивал молодой матрос в на корме.
-Он сбивается с такта. Бородач облизнул волосатую руку с зажатым в ней куском мяса и ткнул ножом в сторону стоящего перед ним в пижаме полного мальчика -Я последний раз тебя спрашиваю: как ты оказался на галере?
-Гал! За бортом двое людей и какая-то сияющая собака. -Мускулистый воин с обломанной серьгой в правом ухе подмигнул бородатому -Рабы сегодня сыплются с неба.
-Давайте их сюда -Гал пнул стоящего мальчика -Даю тебе одну минуту чужестранец и ответ должен быть у меня под ногами.
-Если бы ты развязал мне руки, я научил бы тебя вежливости .-Роберт(а это был именно он, если Вы конечно ещё не забыли друга Майкла и Апрель)с презрением плюнул на грязную палубу...




...Горбатая фигура в бесформенном рваном и испачканном уличной пылью плаще ,с накинутым на голову капюшоне ,остановилась возле столика в “Страсбург Кафе”.
-Это последняя рукопись -Узловатые жёлтые пальцы положили перевязанную кожаной полоской трубку скрученных туго пергаментных страниц -Я верил, что я “Тот который знает всё”,но я лишь прикоснулся к тайне. -Улыбка змеиных губ, выглянувшая из капюшона, обнажила шершавый рот с тремя рядами треугольных зубов и тройным языком. -Не знаю когда мы ещё увидимся, но верь, что это произойдёт.
Горбатая фигура в плаще медленно оседая опустилась на мозаичный пол. Повалил густой чёрный дым, запахло серой. Кто-то испуганно закричал, кто-то стал лихорадочно нажимать кнопки телефона ,вызывая спасательную службу.
Приехавшие пожарные и полицейские нашли только скомканный старый, бурый от времени плащ большого размера и чёрное маслянистое пятно под ним. Стоявший в толпе любопытных Славин сжал в руке переданные ему страницы, исписанные вязью, напоминающую арабскую и зашагал в сторону “Белловью Мола”.....